+7(499)495-49-41

Снос ларьков в Москве не может остановить даже бизнес-омбудсмен

«Ни один человек не радуется, все Собянина проклинают» В Москве прошла вторая волна сноса павильонов. Репортаж «Медузы» — Meduza

Снос ларьков в Москве не может остановить даже бизнес-омбудсмен

Снесенные торговые павильоны у станции метро «Электрозаводская», 29 августа 2016 года

Наталья Колесникова / AFP / Scanpix / LETA

В ночь на 29 августа в Москве снесли 90 ларьков и торговых павильонов, которые мэрия посчитала «самостроем». В отличие от первой «ночи длинных ковшей» в феврале, когда неожиданно для горожан было демонтировано около 100 зданий, вторую власти анонсировали заранее.

Также они предложили компенсацию собственникам, которые добровольно согласятся на снос — 51 тысячу рублей за квадратный метр при сносе с помощью властей и 55 тысяч за квадратный метр — при самостоятельном демонтаже. Владельцы 30 зданий решили бороться за свою собственность.

«Медуза» посмотрела, как сносили павильоны некоторых из них.

Возле станции метро «Улица 1905 года» развернули целую фалангу оранжевых КамАЗов: сносом зданий занимаются государственная бюджетная организация «Автомобильные дороги» и префектуры; помогает полиция.

Выходящие из метро горожане по узенькому проходу идут через перекрытый сквер возле памятника Героям революции. У заборов стоят группы зевак: «Ой, это наши любимые павильончики сносят? Ай, как жалко…».  «Ломать — не строить… А, может, и красивее станет, черт его знает», — переговариваются они.

Снос начинается в полночь. За ограждением переминаются хмурые полицейские, рабочие осматривают опустевшие здания, подсвечивая себе путь мобильниками, кто-то снимает последнюю вывеску с длинного одноэтажного павильона.

Напротив него под деревьями сидят на диванчике двое мужчин. Третий стоит, прислонившись спиной к стене. Спрашиваю, не их ли павильон готовят к уничтожению.

— В аренду тут снимал, — меланхолично отвечает тот, который стоит; у него акцент.

— Да ты скажи, сколько снимал, — отзывается с дивана второй. — Не месяц, не два — пятнадцать лет!.. И я тут одиннадцать лет отработал, до сегодняшнего дня. Теперь вот безработные.

— Какой-то козел один пришел и все перерубил, — зло говорит первый.

Спрашиваю, предлагал ли им кто-нибудь новое место.

— Ничего не предложили! — отзывается первый. — Я даже в департамент звонил, они мне говорят: «А что это у вас такой акцент? Вы кто по национальности?» Это разве значение имеет?

— Конечно, имеет! — смеется второй.

— Тут из всех домов, — второй обводит взглядом многоэтажки, — жители, можно сказать, со слезами на глазах приходят: «Как закрывают? Вы же никому не мешаете!» Ни один человек не радуется, все [мэра Москвы Сергея] Собянина проклинают.

Его товарищи соглашаются с ним.

Снос торгового павильона у метро «Улица 1905 года», 29 августа 2016 года

Максим Блинов / Sputnik / Scanpix / LETA

«Кропоткинская»

Ради сноса павильонов напротив Храма Христа Спасителя пришлось закрыть один вестибюль станции метро «Кропоткинская». В феврале здесь снесли ровно половину ларьков, владельцы оставшихся повесили на окошки листы с надписью «У нас нет самостроя!!!!!!!!!!» Оберег проработал полгода.

Из всех павильонов второй волны сноса эти — ближе всего к центру, здесь хорошее освещение, и много свободного места для телекамер. Поэтому поглядеть на уничтожение ларьков съехались с десяток телекомпаний, масса фотографов и журналистов. Есть даже молодые видеоблогеры («Ну так, мы пока не очень популярны») и толпа зрителей, следящих за происходящим.

— Не знаешь, какой павильон первый сносят? — интересуется незнакомый оператор. Жму плечами. Парень ставит камеру напротив экскаватора.

Машина вдруг заводится и медленно подъезжает с ковшом наготове к крайнему левому зданию. Другие операторы быстро ставят штативы возле коллеги.

Зрители оживляются, заглядывают за спины корреспондентов, вытягивают шеи. Среди них стоит светловолосый мужчина.

— Двадцать пять лет назад храм строился, и эти павильоны строились, — вспоминает он. — Тогда сюда Ельцин приходил смотреть, как дела идут.

Мужчина рассказывает, что снимал здесь помещение, а сейчас пришел посмотреть на снос вместе с приятелем, который тоже долго тут работал. Приятель общаться не захотел («У меня одно заявление для прессы: пошло правительство на ***!»).

— Владелец, у которого я арендовал, конечно, боролся, но какой смысл. Судам дано указание принимать решение в пользу мэрии, — делится соображениями мужчина.

— А взамен этой земли владельцам предлагают другую?

— Предлагают. Слышал от ребят, что в Новой Москве. Считай, посреди леса, — ухмыляется он.

Экскаватор внезапно сдает назад и перемещается к крайнему правому павильону. Подхватив штативы, за ним устремляются телеоператоры.

— Смешно на их телодвижения смотреть, — говорит мужчина не то про строителей с журналистами, не то про чиновников.

— Печальная же картина. Зачем вам вообще на нее смотреть?

— Да чего «печальная», — жмет плечами мужчина. — Жизнь-то продолжается.

Снос павильонов у метро «Кропоткинская», 29 августа 2016 года

Артем Геодакян / ТАСС / Scanpix / LETA

«Фили»

Пара одноэтажных павильончиков с полупрозрачным навесом у станции метро «Фили» обтянута красно-белой лентой. На них молча смотрят полтора десятка полицейских, один снимает на ручную камеру, хотя пока ничего не происходит.

— Это здание правительство Москвы само построило и само же приняло, — кивает на павильоны юрист Гай Дилбарян. — А в этом году оно как-то стало самостроем! Но это как группа крови, она не меняется при жизни! Тут то же самое!

Дилбарян представляет интересы собственников, чью недвижимость Москва признала «самостроем». У него самого был павильон возле метро «Чистые пруды», его снесли в феврале, в ходе первой волны сноса.

— Все есть, все акты проверки, все свидетельства! — трясет перед телекамерами помятыми бумагами немолодая женщина. — А эти прячутся как крысы!

— Никто не представляется! — поддерживает молодой человек с бородкой. — Не показывают разрешительные документы на снос! И между прочим, [бизнес-] омбудсмен [Борис] Титов выписал предписание не сносить это здание (15 августа Титов заявлял, что ему удалось «приостановить решение о сносе одного из объектов» — прим. «Медузы»)

Возле полицейских стоит высокий мужчина, вполголоса раздающий указания подчиненным. Один из них коротко кивает строителю с ломиком. Тот подлезает под ленту и начинает ковырять рольставни.

Молодой человек с бородкой подходит к мужчине.

— Вы знаете, что снос незаконен? Вы нарушаете Конституцию! — говорит парень.

— Еще раз повторяю, — лениво произносит командующий сносом. — С вами я говорить не буду.

— Вы обязаны! Вы представитель власти, а она, — парень кивает на женщину, — собственница!

— Обращайтесь в пресс-службу, — говорит представитель власти и пытается уйти.

— Не убегайте! Почему вы не хотите с нами говорить? — возмущается женщина.

— Да вы сами-то представьтесь! — пошел в атаку чиновник. 

— Станислав Дегтярев, — человек с бородкой с удовольствием раскрывает корочку документа помощника депутата Мосгордумы. 

Мужчина вздыхает. 

— Трифонов Олег Иваныч, советник префектуры, — цедит он.

— Вы документы видели? У нас же все на месте! — женщина снова достает свои бумаги.

— Если вас что-то не устраивает, идите в суд. Вы, кстати, там вообще были? — Трифонов наконец-то смотрит на женщину.

— Да вот же! Верховный суд выиграли!

— Так, все! Без комментариев! — советник снова отворачивается.

— Да это грабеж средь бела дня! Вот это кто вообще? — Дегтярев кивает на рабочего, в одиночку разбирающего павильон. Тот замирает с куском рольставни в руке. — У него вообще регистрация есть? Эй, ты, может, мне позвонить в миграционную службу?!

Рабочий растерянно оглядывается на него.

— У меня паспорт российский, друг, — произносит строитель.

Советник префектуры Трифонов наконец обращается к собственнице.

— Послушайте, женщина, я ничего не буду останавливать. Я не судья, не юрист. Я просто слежу за демонтажем, понимаете? Я исполнитель.

— И каждый говорит «Я исполнитель»! — кричит женщина. — В конце концов хоть кто-то бы не боялся посмотреть документы, сказать правду! Извиниться и сказать: «Да, оказывается есть среди ста объектов, те, которые не самострой»! Есть здания, которые строил город за бюджетные деньги!

— Женщина…

— Меня зовут Мария Ивановна!

— Мария Ивановна, — после паузы тихо говорит Трифонов. — Обращайтесь в пресс-службу.

Тяжелый ковш с первого удара пробивает белый павильончик. Наружу сыпятся внутренности: пластиковые панели, утеплители, провода, какая-то труха.

Трифонов стоит рядом с майором полиции, они коротко переговариваются. Майор улыбается. Дегтярев с Дилбаряном что-то доказывают полицейскому с камерой. Мария Ивановна сжимает в руках измятые решения судов и покрасневшими глазами смотрит, как рассыпается ее павильон.

— Вроде, никому не мешал, — делится со мной один из строителей. — По мне, так можно было и не сносить.

— Если вам кажется это неправильным, зачем участвуете?

— Решение-то не я принимаю. Это просто моя работа.

Источник: https://meduza.io/feature/2016/08/29/ni-odin-chelovek-ne-raduetsya-vse-sobyanina-proklinayut

Ларьки пошли под снос. В Москве за ночь снесли десятки ларьков

Снос ларьков в Москве не может остановить даже бизнес-омбудсмен

В ночь на вторник власти Москвы начали снос торговых киосков, палаток и павильонов, признанных столичным правительством потенциально опасным самостроем.

Тяжелая техника приступила к сносу объектов сразу по нескольким адресам: под удар попали торговые точки около станций метро «Чистые пруды», «Марксистская», «Маяковская», «Динамо», «Арбатская», «Сокол», «Павелецкая», «Академическая» и «Сухаревская».

Начались демонтажные работы и на «Кропоткинской». Кроме того, начался снос торгового центра «Альбатрос», который расположен между двумя выходами из метро «Щелковская».

Все это выглядело вот так:

Соответствующее постановление правительства Москвы было принято 8 декабря прошлого года.

В общей сложности в списке построек, которые будут сносить, значатся 104 объекта, среди которых торговый центр «Пирамида» на Тверской улице.

По мнению чиновников, постройки, подлежащие сносу, размещены незаконно на местах прохождения газопроводов, электросетей и других коммуникаций, по сути, представляя угрозу жизни людей.

Снос ларьков прокомментировал мэр Москвы Сергей Собянин на странице во «ВКонтакте»: по словам градоначальника, данные объекты были возведены в 90-е годы при явном попустительстве либо содействии чиновников. «Места, где находились эти объекты, благоустроим. Прежним владельцам при их желании предоставим возможность построить торговые объекты в других местах и уже на законных основаниях», — пообещал мэр.

На демонтаж 97 торговых павильонов в Москве этой ночью было отправлено 700 единиц техники, сообщил руководитель московской Госинспекции по недвижимости Сергей Шогуров.

«Большинство незаконных конструкций стояло непосредственно над подземными линиями коммуникаций — телефонной, канализацией, газопроводом, теплосетями, электросетями и другими», — сообщил он.

По информации госинспекции, в 90% снесенных конструкций реализовывались непродовольственные товары, в частности они были популярны среди букмекеров и салонов сотовой связи.

Власти Москвы планируют закончить снос объектов «самостроя» к началу марта: у некоторых объектов еще не истек срок добровольного демонтажа, поэтому ранее конца февраля их не могут демонтировать. О сегодняшнем сносе участники демонтажа должны были составить рапорт на имя руководителя департамента экономической политики и развития города Москвы Максима Решетникова.

Что будет с малым бизнесом

Несмотря на то что о сносе было заранее известно, многие предприниматели до последнего надеялись на отсрочку: не вывозили товар, а также не демонтировали оборудование, поэтому, когда строители начали разрушать павильоны, там по-прежнему оставались продукты и более того — люди.

Особенно напряженно было минувшей ночью возле торговых павильонов на Сухаревской: предприниматели отказывались покидать торговые ряды и полночи «держали оборону».

В соцсетях писали, что протестующих «винтили», а их оставленное без присмотра имущество разворовывали.

В организации «Опора России» (профсоюз малого и среднего бизнеса) заявили о своем намерении судиться.

«Как эти объекты попали в список на снос — для нас большой вопрос», — заявил накануне заместитель председателя совета московского отделения «Опоры России» Сергей Селиверстов, отметив, что обращался со своими предложениями к столичным властям, совместно с «Деловой Россией» проводил «круглый стол» по этому вопросу, а также участвовал в слушаниях в Общественной палате РФ.

По его словам, помимо полной потери бизнеса расходы на снос также лягут на плечи предпринимателей, поскольку именно они будут обязаны оплатить работу строителей и техники.

Согласно законодательству «принудительный снос самовольной постройки производится за счет лица, осуществившего строительство. В случае отказа лица добровольно выплатить стоимость произведенных работ затраты по сносу и хранению взыскиваются с него в судебном порядке».

«По итогам слушаний в Общественной палате РФ коллективно было принято решение обратиться в Конституционный суд с просьбой уточнить и прокомментировать, как должен трактоваться п. 4 ст.

222 ГК РФ, на основании которого было принято и вступило в силу постановление правительства Москвы 829-ПП», — добавил Селиверстов, выразив при этом опасения по поводу того, как массовый снос скажется на малом и среднем бизнесе.

Опыт «Хромой лошади»

Борьба с торговыми палатками и павильонами началась в 2010 году одновременно с назначением Сергея Собянина на должность мэра Москвы. Так, только за последние два года было снесено еще 2 тыс. ларьков. Доводы мэрии противники действий столичных властей отвергают и говорят о потерях, которые, по их словам, будет нести городской бюджет.

Кроме того, в прошлом году началась реконструкция подземных переходов в метрополитене, также предусматривающая реконструкцию торговых площадей.

В профсоюзе работников среднего и малого бизнеса Москвы утверждают, что прежние арендаторы по факту лишаются своего «подземного» бизнеса, в результате чего нарушаются рекомендации правительства о продлении договоров аренды с владельцами торговых павильонов на прежних или льготных условиях без проведения торгов.

Председатель профсоюза работников среднего и малого бизнеса Москвы Сергей Софьин в разговоре с «Газетой.Ru» посетовал, что приводимые им доводы «никто не услышал», и это несмотря на постоянно раздающиеся призывы о том, что «малому и среднему бизнесу надо создавать условия для развития».

Сторонники уничтожения самостроя не учитывают и то обстоятельство, что исчезают не только ларьки, но и рабочие места, заявил «Газете.Ru» председатель всероссийского движения «За честный рынок». «Эти действия могут быть восприняты в регионах как сигнал к действию», — заявил он.

В мэрии тем временем приводят свои аргументы в пользу сноса палаток.

Так, вице-мэр по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Наталья Сергунина объяснила, что большинство незаконных построек располагается на объектах газопровода высокого давления.

«Последствия, которые могут быть у нас в случае аварийной ситуации, — это факел огня до 150 м, взрыв с ударной волной и другие вещи.

Мы помним те проблемы, которые возникли при обрушении здания при незаконных перепланировках в торговом центре в Казани, мы помним ситуацию, которая была в «Хромой лошади», — заявила она.

— У нас даже выявлены такие факты, когда ЛЭП встроена в объект, находится в середине торгового комплекса. И нужно понимать, что обрыв какого-то провода и последующий электрический разряд может фактически привести к гибели неограниченного числа лиц».

Софьин же указывает на то, что торговые ряды были установлены на законных основаниях. «Кому-то захотелось снести, и пошли заявления, что эти объекты угрожают жизням москвичей и даже работающим в них людям. Возникает вопрос: а как на протяжении 15–20 лет в таком случае функционировали эти объекты?»

Позиция Архнадзора

Москвичи неоднозначно восприняли новость о сносе ларьков. Ведь за ночь пропали многие кафе, магазинчики и ларьки. В соцсетях также обратили внимание, что уничтожение «самостроя» задело и крупные компании: так, например, под снос был отправлен один из ресторанов «Вьеткафе».

Также был снесен ресторан «Шеш-беш» у выхода из станции метро «Арбатская». Двухэтажное кирпичное здание, где располагалось заведение, занимало площадь 643 кв. м, его кадастровая стоимость составляла 91 млн 293 тыс. руб.

Снос торговых павильонов поддержал Архнадзор, призвав продолжить борьбу с незаконными постройками, чья архитектурная и эстетическая ценность весьма сомнительна.

«Многие из этих павильонов служили ненужным дополнением к архитектурному пейзажу памятников, городских улиц и площадей в центре. Хотелось бы, чтоб эти процессы в дальнейшем затронули ряд более капитальных, но от того не менее самовольных построек, возведенных как в пустых местах, так и в местах снесенных исторических зданий», — заявил координатор Архнадзора Константин Михайлов.

Один из основателей Архнадзора Рустам Рахматуллин подчеркнул, что любые постройки, возведенные на территории памятника, должны быть признаны «диссонирующими» и уходить в первую очередь: «Подобные постройки искажают облик исторических улиц вообще и заслоняют собой архитектурные произведения, независимо от их охранного статуса».

В свою очередь департамент строительства Москвы напомнил, что «суммарно все эти объекты самостроя отняли у горожан около 50 тыс. кв. м общественных пространств — территория, сопоставимая с площадью сразу семи футбольных полей».

Судебная перспектива

В Общественной палате РФ уверены: скоро предприниматели пойдут в суды, чтобы оспаривать действия властей. «У многих собственников были правоустанавливающие документы и даже решения судов, подтверждающие право собственности», — заявил член Общественной палаты РФ Николай Остарков.

В 2015 году вступили в силу изменения в Гражданском кодексе, согласно которым городские власти могут в одностороннем, административном порядке сносить объекты, признанные самостроем. Однако этот статус объекту может придать только суд: в таком случае, владелец лишается права собственности, права аренды на эти земельные участки, а уже затем самострой отправляется на снос.

Станислав Дегтярев — представитель собственников автомагазина на улице Часовой, расположенного недалеко от станции метро «Аэропорт», и торговых павильонов на Чистых прудах — рассказывает, что обе точки работали более 20 лет. Земля под магазинами была в аренде до 2030 года, претензии от московских властей поступили полтора года назад.

«Неожиданно нам заявили, что на арендованной земле возле Чистых прудов у нас самострой и мы подлежим сносу. А в случае с автомагазином вообще получилась странная история: московские чиновники представили карту, согласно которой магазин стоял на коммуникациях. Однако на самом деле на этой карте наш магазин оказался развернут на 180 градусов.

Судебные разбирательства продолжаются до сих пор.

Мы предоставляем все справки и документы, но чиновники продолжают выдвигать новые требования, — поделился он с «Газетой.Ru» — Но самое главное, что по закону объекты нельзя сносить, если судебные разбирательства еще не закончены.

Внесудебный снос по федеральному закону может быть осуществлен только в том случае, если хозяин самостроя неизвестен. В нашем случае владельцы были известны и никуда ни от кого не прятались». Само постановление, на основании которого сносят, уже незаконно, настаивает Дегтярев.

По его словам, этой ночью строители действовали под прикрытием ОМОНа и полиции — владельцы точек даже не успели вынести свой товар.

Еще один собственник — гендиректор ООО «Мдина» Кристина Бабашкина (ей принадлежит продуктовый магазин площадью 100 кв. м на пересечении 1-й Аэропортовой улицы и Ленинградского проспекта) — заявляет, что у ее организации есть свидетельство на собственность, а также решение суда о том, что постройка законна.

«Сейчас у нас истек срок аренды, продлевать его не будут. Требуют разрешение на строительство, но магазин был построен в 1997 году, а разрешение на строительство как документ появился уже потом, в 1999-м. Более того, сейчас объект находится под судом, очередная кассация намечена на февраль, так что по закону его трогать вообще нельзя», — утверждает предпринимательница.

О грядущем сносе магазина Бабашкина узнала почти случайно: объявление опустили в почтовый ящик, не было ни заказных писем, ни уведомлений. «Владелица объекта — многодетная мать, против сноса магазина было собрано более 1,2 тыс.

подписей местных жителей, которым теперь останется закупаться только в «Азбуке вкуса» — других магазинов поблизости нет. Ранее проводились три экспертизы, которые показали: объект не несет угрозы, в том числе и коммуникациям.

Даже представитель «Мосводоканала» не возражал: мы стоим рядом с люком, а не на нем, ремонту не мешаем», — добавила Бабашкина.

Несмотря на широкий резонанс, который получил ночной снос самостроя в соцсетях и СМИ, днем протестов со стороны владельцев ларьков не последовало. И это на фоне стихийных акций валютных ипотечников, ставших уже чуть ли не ежедневными.

А вот в Гонконге попытка городских властей освободить район Вонкок от нелегальных закусочных вылилась в столкновения недовольных торговцев с полицией. Этот район известен на весь мир как район уличных рынков, разнообразных магазинов и мелких лавочек, закусочных и ресторанов.

Как сообщает «Би-би-си», в ходе столкновений пострадали 44 человека, включая сотрудников полиции.

Источник: https://chernovik.net/content/inye-smi/larki-poshli-pod-snos-v-moskve-za-noch-snesli-desyatki-larkov?page=0%2C1

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Снос ларьков в Москве не может остановить даже бизнес-омбудсмен

ГОСТ Р 50597–2017, содержащий требования к эксплуатации дорог и улиц, вступил в силу с 1 сентября. Пункт 5.1.

1 однозначно говорит: “Проезжая часть дорог и улиц, тротуары, пешеходные и велосипедные дорожки, разделительные полосы и обочины должны быть без посторонних предметов (рекламные конструкции любого вида, массивные предметы и т. п.)”.

На прошлой неделе в соответствии с ним комитет по контролю за имуществом уже снес газетный киоск у станции метро “Электросила”.

Всего в городе около 8 тыс. рекламных конструкций, за которые бюджет ежегодно получает 1,1 млрд рублей, а объем самого рынка превышает 3 млрд. Подавляющее большинство из них подпадает под действие ГОСТа.

Кроме того, оказываются вне правового поля уличные кафе (порядка 400 объектов, оборот оценивается в 5 млрд рублей), более 800 газетных киосков и другие ларьки (“нестационарные торговые объекты”).

Таких объектов в городе 8,7 тыс. (не считая нелегальных), из них, по оценкам участников рынка, под действие ГОСТа подпадают 3,5 тыс. Объем рынка городской нестационарной торговли составляет 40 млрд рублей.

В комитете по печати, который курирует рынок наружной рекламы и газетные киоски, сохраняют хладнокровие. Его глава Сергей Серезлеев сообщил “ДП”, что в отношении рекламы действие ГОСТа приостановлено на год, а сам он будет доработан.

В своем нынешнем виде ГОСТ, по мнению Серезлеева, находится “за гранью, тогда надо просто весь бизнес убить и успокоиться”. Рекламу спасло вмешательство Сергея Собянина, у которого такие же проблемы: мэр Москвы обратился в федеральное правительство, и был издан приказ Росстандарта, по которому на рекламу ГОСТ пока не распространяется.

Два года назад рынок наружки уже был потрясен внезапным появлением ГОСТа, запрещающего ее установку на определенном расстоянии перед дорожными знаками, перекрестками и т. д.

После протестов рекламщиков, также начавшихся с обращения столичных властей, правительство смягчило его условия. “ГОСТ — это такой документ, который можно поправить. В 2016 году мы меняли его в течение 3 месяцев.

Надо отдать должное, федерация нас слышит и идет навстречу, когда есть рациональные предложения”, — заявил глава комитета.

По словам Серезлеева, газетные киоски находятся в более уязвимом положении, чем рекламные конструкции. Год назад Смольный провел торги, по итогам которых заключил договоры на установку рекламы на 10 лет.

Действие нового ГОСТа, таким образом, на них в любом случае не распространяется, считает чиновник. А вот ларьки, у которых истекает договор аренды, рискуют ее не продлить.

Именно так случилось с киоском у “Электросилы” — комитет по благоустройству не согласовал продление аренды, а комитет по контролю за имуществом снес точку.

А вот ларьки пока нет

“В пятницу ликвидировали наш объект у станции метро “Электросила”, — рассказал “ДП” Дмитрий Амосов, гендиректор ООО “Союз издателей и распространителей”. — На земельном участке 35 м2 трехметровый объект формально не мог препятствовать движению пешеходов и маломобильных граждан.

В этом киоске совершалась тысяча покупок в день, около 10 тыс. единиц печатной продукции продавалось ежедневно. Помимо одного нестационарного объекта нам вручили еще 10 предписаний о демонтаже до середины октября — договоры на участки закончились в июле.

Но по действующему законодательству мы имеем право на пролонгацию. Заявок на продление договоров на земельные участки мы подали около 70, из них получили более 20 ответов, и все они отрицательные. В 100% присутствует несогласование комитета по благоустройству.

Отказы на продление договоров мы получали и до вступления ГОСТа”.

Судьба нестационарных торговых объектов и других “посторонних предметов” на тротуарах пока непонятна.

Источники “ДП” сообщают, что на вчерашнем закрытом совещании в Смольном, куда не позвали даже представителей бизнес–сообщества, чиновники во главе с вице–губернаторами Сергеем Мовчаном и Михаилом Мокрецовым решили просить губернатора написать письмо в Москву. И попросить поменять ГОСТ, чтобы спаслись и остальные.

Официально в КИО “ДП” сообщили только, что планируют провести инвентаризацию объектов “на предмет несоответствия новым требованиям ГОСТа”. И по ее результатам, которые “обязательно будут вынесены на публичное обсуждение”, рассчитывают найти “взвешенное решение и минимизировать негативные последствия для рынка нестационарной торговли”.

При этом, подчеркнули в КИО, “обязательно стоит отметить, что исключение участка из схемы размещения (нестационарных объектов. — Ред.) не влечет досрочного расторжения договорных отношений.

Договоры продолжат действовать до окончания их срока. Кроме того, сейчас в городе готовится порядок предоставления альтернативных мест”.

Стоит заметить, однако, что в ГОСТе указано: “посторонние предметы” должны быть убраны с дорог и тротуаров “в течение 3 часов с момента обнаружения”.

Кроме того, по итогам совещания Смольный планирует внести изменения в паспорта дорог, с тем чтобы определить места для “наиболее значимых торговых павильонов”.

Выделить из площади тротуаров земельные участки, которые будут необходимы объектам, наиболее востребованным у петербуржцев, рассказал “ДП” Константин Тимохин, руководитель аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей в Петербурге, принимавший участие в совещании.

Впрочем, и без этого ГОСТа продлить договор аренды земли малым предпринимателям крайне сложно. Власть использует любые предлоги, чтобы отказывать даже добросовестным арендаторам: расположение объекта на электросетях, что в прежние годы признавалось возможным и согласовывалось энергетиками, прохождение под ними теплоцентралей и т. д.

Гибдд напишет

Однако письма в Москву, даже если их отправлять не простой почтой, идут долго, а ГОСТ действует уже сейчас и не содержит никаких оговорок о том, что можно подождать до окончания действия договора аренды земли под “посторонним предметом” на тротуаре.

Формально за состояние тротуаров отвечает комитет по благоустройству. Ему предстоит воплощать в жизнь требования ГОСТа. Более того — он уже получил ряд обращений из ГИБДД о выявленных объектах, которые противоречат стандарту.

Как сообщили “ДП” в пресс–службе комитета по благоустройству, пока таких обращений не больше десяти. Они находятся в стадии рассмотрения. “Мы не занимаемся сносом ларьков.

Если нам на согласование приносят документы на установку нестационарного объекта и он противоречит ГОСТу, мы его не согласуем. Но мы не инициируем снос того, что сейчас стоит”.

Таким образом, продление договоров аренды под существующими конструкциями на тротуарах, как и установка новых, сейчас невозможна. Существующие пока на месте.

Однако в комитете по благоустройству не смогли ответить, что будет, если ГИБДД или другой надзорный орган завалит их требованиями по приведению тротуаров в соответствие ГОСТу. “Будем рассматривать такие обращения. Пока их нет”, — заявили в пресс–службе.

Комитет по контролю за имуществом, который и должен производить снос объектов, на вопрос “ДП” о своих планах не ответил.

Я давно говорил о необходимости провести работу и выделить в городе из площади тротуаров такие земельные участки, которые необходимы для размещения торговых объектов, наиболее востребованных населением Петербурга. Это могут быть и киоски печатной продукции, и лотки с фруктово–овощным товаром. Рано или поздно вопрос бы актуализировался. Александр Абросимов, уполномоченный по защите прав предпринимателей Петербурга

Все газетные киоски в принципе стоят на тротуарах.Если они решили это сделать, то уже можно биться головой об стену. Если власти решат действовать по этому ГОСТ у, то будет очень тяжело бороться. Причем чем объект законнее, тем к нему сейчас больше придираются.

Опять изменения коснутся только законопослушных, а вся незаконная торговля (которой в городе гораздо больше) будет работать — ведь ей совершенно все равно, где стоять.Я так уже два с половиной года не могу убрать киоск с незаконного места.

Или вот машины некоторых автолавок —они где хотят, там и паркуются. У нас же при пролонгации договора аренды чиновники стремятся прицепиться к чему только можно: договор на вывоз мусора, оплата, внешний вид киоска, вывески. Если задержал оплату договора 2 раза, то тебе его не пролонгируют.

Александр Кушелев, заместитель генерального директора сети печатных киосков “Ника”

Федеральный торговый сбор, который был введен в 2016 году, давал право городам федерального значения собирать денежные средства с предприятий торговли, в зависимости от занимаемой площади. Его ввели в Москве, а в Петербурге Георгий Полтавченко отложил его введение.

В Москве появление торгового сбора имело катастрофические последствия для ИП, большинство из них не потянули его и закрылись.

Что касается стандарта, то экспертами высказывалось мнение, что правовой статус ГОСТа не позволяет его применять повсеместно, не принимая во внимание особенности региональной экономики.

Поэтому суд с большой вероятностью может встать на сторону владельца рекламной конструкции, киоска или летнего кафе. Елена Церетели, председатель Общественного совета по развитию малого предпринимательства при губернаторе Петербурга

“Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать” — такова обычно позиция власти в отношении нестационарной розницы, любого малого бизнеса. Эта ситуация, конечно, историю преследования бизнеса обостряет, и находятся совершенно любые предлоги для того, чтобы у брать, снести и не дать ничему в городе жить. На этот раз нашлись ГИБДД и ГОСТ.

Глава КИО Михаил Мокрецов приходит в Законодательное собрание и говорит, что у комитета нет денег. Ровно поэтому в КИО денег нет и не будет до тех пор, пока останется такое восприятие предпринимательства, налогоплательщиков и плательщиков арендной платы. Если речь идет о малом бизнесе, значит, его надо отнять.

Но если отнять не удается, то тогда уж точно снести. Саму историю про ларьки я слышу уже на протяжении минимум 10 лет. Если ГОСТ все–таки внедрят, без работы останутся тысячи людей.

Помните, у нас антитеррористические мероприятия проводились? Хоть один ларек за весь этот период что–нибудь такое натворил? А ларьков посносили вагон и маленькую тележку. Сегодня тротуары, завтра еще что–нибудь придумают. Послезавтра скажут, что киоски не должны стоять по пути движения людей.

Давайтеих поставим где–нибудь за городом, в лесу. Единственное, что может остановить фантазии бюрократов, — совершенно обнищавший народ, который выйдет на улицу. Его уже много, но пока он сидит дома. Роман Курбатов, основатель

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2018/09/12/Kioski_osobogo_naznachenija

Транснациональные компании уничтожили несетевую розницу

Снос ларьков в Москве не может остановить даже бизнес-омбудсмен

Официальную позицию столичных властей сформулировал первый заместитель начальника Госинспекции по контролю за использованием объектов недвижимости Москвы Тимур Зельдич.

По его словам, сносимые объекты «стоят на инженерных коммуникациях, а это значит, что они потенциально опасны как сами по себе, так и с точки зрения эксплуатации инженерных сетей. Во-первых, никто из надзорных органов не знает, как строились эти объекты, насколько были учтены соответствующие нормы и правила.

Во-вторых, к примеру, при любой аварии теплосети или газопровода аварийные службы будут не в состоянии оперативно устранить последствия, просто потому что им мешает объект самостроя, причем по факту уже капитальный».

Неподходящие действия

Впрочем, это, видимо, только надводная часть айсберга.  В пояснениях, которые дает Департамент торговли и услуг Москвы, говорится, что фактически речь идет о капитальном строительстве и самострое, которые суммарно «отняли у горожан около 50 тысяч квадратных метров общественных пространств – территория, сопоставимая с площадью сразу семи футбольных полей».

  В списке такие крупные объекты, как ресторан «Пронто» по Большой Сухаревской, торговые ряды у станций метро «Кропоткинская», «Арбатская» и «Улица 1905 года». То есть говорится не о мифических техногенных катастрофах, а о борьбе за дорогую землю в центре. А если учесть широко известную нелюбовь столичной мэрии к несетевой торговле, то все встает на свои места.

Впрочем, в данном случае есть, по крайней мере, два  принципиальных  отличия от предыдущих масштабных сносов подобных объектов.

В экспертно-аналитической справке, представленной на общественных слушаниях в «Деловой России», было указано, что у 50-ти выборочно проверенных объектов, включённых в список на снос, зарегистрированы права собственности. Из них по 27 объектам недвижимости в судебном порядке доказаны законность прав собственников.

Кстати, в слушаниях, которые назывались «об обеспечении прав предпринимателей и работников при исполнении постановления правительства Москвы №829-ПП о сносе 104 столичных зданий», помимо представителей самой  «Деловой России», приняли участие представители аппарата уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей, Общественной палаты РФ, «Опоры России», АСИ, депутатов Госдумы и сами предприниматели. То есть остановить московские бульдозеры пытались более, чем авторитетным составом. Но не вышло.

Давая оценку правомерности 829-го постановления, доктор юридических наук, профессор Марина Телюкина сказала: «Правительство Москвы пытается подменить собой законодательные органы. Очевидно, что нормы 829-го постановления не соответствуют Конституции РФ».

В неподходящее время

Эксперт АСИ,  гендиректор Центра развития континентального права Лариса Усович в своём выступлении поставила под сомнение основной  аргумент столичных властей.

Они ссылаются на то, что 1 сентября 2015 года приняты поправки в Гражданский кодекс РФ, которые дают возможность органам местного самоуправления, в данном случае правительству Москвы, в определенных ситуациях, в частности, касающихся инженерных сетей, самостоятельно принять решение о сносе. Однако госпожа Усович отметила, что такая вольная трактовка правоприменения ГК РФ в части ст. 222,  ставит «под вопрос гарантии прав собственности в нашей стране. Это приведёт к понижению международного рейтинга условий ведения бизнеса Doing Business и входит в явное противоречие с активными действиями нашего государства по повышению инвестиционного рейтинга России».

И именно это, наверное, ключевой момент.  Очевидно, что несколько фотографий с ночного бульдозерного шабаша, облетевшие все СМИ, включая мировые, могут перечеркнуть титанические усилия правительства по восстановлению бизнес-климата.

И совсем уже не понятно, зачем столичным властям было устраивать все это именно сейчас,  буквально на следующий день после того, как Дмитрий Медведев на съезде «Единой России» озвучил меры, которые государство намерено предпринять для поддержки малого бизнеса в целом, и розничной торговли, в частности.     

Как рассказал «Эксперт Online» вице-президент «Деловой России» Николай Остарков, на этом история не закончится и предприниматели будут продолжать бороться в судах, добиваясь компенсаций и отмены спорного постановления.  Организация окажет им юридическую, организационную и информационную поддержку.

Обозначил господин Остарков и еще одно вредное последствие произошедшего: «Опасен процесс копирования поведения столичных властей в регионах. На ровном месте получили вспышку протестной активности не в самое простое время».

В целом же вице-президент Деловой России констатировал, что системная торговля, опирающаяся на западную поддержку, поставлена в более выгодные условия, чем национальный ритейл. И снос торговых центров стал еще одной маленькой победой транснациональных корпораций.

Источник: http://expert.ru/2016/02/9/transnatsionalnyie-kompanii-unichtozhili-moskovskuyu-roznitsu/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.