+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

«Мираторг» подаст в суд на бывшего коммерческого директора

Как «Мираторг» наказал бывшего коммерческого директора

«Мираторг» подаст в суд на бывшего коммерческого директора

Следственное управление УМВД России по городскому округу Домодедово недавно возбудило уголовное дело по статье «злоупотребление полномочиями» (ст. 201, ч. 2 УК) против бывшего коммерческого директора компании «ТК «Мираторг» Юлии Аксеновой. «Ведомостям» удалось ознакомиться с копией постановления о возбуждении дела.

Как рассказал представитель компании, Аксенова с 2005 по 2017 г.

работала в холдинге «Мираторг», в том числе, была коммерческим директором ТК «Мираторг» и подчинялась напрямую акционерам – президенту холдинга Виктору Линнику и председателю совета директоров Александру Линнику.

В ее обязанности входила оптовая продажа мяса, в том числе сторонним мясокомбинатам и на экспорт. По словам собеседника газеты, на оптовый канал приходится около 50% продаж компании.

Источник в МВД информацию о возбуждении уголовного дела подтвердил, как и представитель холдинга «Мираторг». Представитель УМВД не ответил на вопросы «Ведомостей» по существу. С Аксеновой связаться не удалось.

Аксенову подозревают в том, что с конца 2015 г. по 1 апреля 2017 г. она продавала мясо нескольким компаниям по цене ниже рыночной.

Компании не были напрямую с ней связаны, но имели отношение к девяти бывшим сотрудникам «Мираторга», которые ранее работали под руководством Аксеновой, но потом уволились, рассказывает человек, знакомый с материалами следствия.

Компании покупали мясо по заниженной цене на эксклюзивных условиях, получая преференции в логистике и объемах, поясняет он. Затем товар перепродавался действующим клиентам «Мираторга», говорит собеседник «Ведомостей».

Согласно постановлению УМВД, ущерб «Мираторга» составил 11,6 млн руб. Компания оценивает его в несколько десятков миллионов.

Представитель «Мираторга» утверждает, что его компания придерживается «политики нулевой терпимости к воровству, коррупции, злоупотреблениям служебным положением не только по отношению к своим сотрудникам, но и к компаниям-контрагентам».

Получение откатов или использование менеджерами служебного положения, продолжает он, воспринимается компанией как неизбежное зло, с которым нужно бороться. И поэтому компания решила предать огласке случившееся: многих будет сдерживать тот факт, что их могут поймать и что они потом едва ли найдут работу по профессии.

«Риторический вопрос, будем ли мы работать с компаниями, которые примут на работу участников группы», – замечает он.

Поведение «Мираторга» не похоже на обычное поведение крупных российских компаний в таких обстоятельствах, размышляет Роман Терехин, управляющий партнер юридической компании «Деловой фарватер»: «Я часто сталкиваюсь с тем, что компании проводят большую досудебную работу – предъявляют менеджеру доказательства его вины, угрожают тюрьмой, требуют возместить из собственного кошелька ущерб, а потом увольняют без лишнего шума». Они не афишируют подобные случаи, потому что боятся прослыть на рынке компанией с неэффективным менеджментом, предполагает эксперт. Что же заставило «Мираторг» нарушить традицию?

Редко проверяли

Система внутреннего контроля «Мираторга» выявила признаки злоупотребления, когда заметила некоторые отклонения в результатах анализа взаимоотношений с клиентами.

Проверяющие могли заметить, что неким юрлицам мясо в течение долгого времени продавалось по цене заметно ниже той, по которой мясо получали мясокомбинаты, что прибыльность продаж данным контрагентам нулевая или что большая партия мяса отгружена без предоплаты, рассказал «Ведомостям» эксперт по безопасности на условиях анонимности.

Фактически та прибыль, которую получал «Мираторг» при прямых поставках мясокомбинатам, могла доставаться посредникам, полагает эксперт. Обнаружить схему помогло и то, что Аксенова привлекла бывших работников «Мираторга» для учреждения фирм-прокладок, предполагает он.

Заговор молчания

52% сотрудников знают о злоупотреблениях, совершаемых другими сотрудниками, по данными международного доклада EY 2017 г., посвященного корпоративному мошенничеству.

Однако осведомленные сотрудники не спешат сообщать о махинациях работодателю 30% осведомленных сотрудников не сообщают о нарушениях из-за лояльности по отношению к коллегам 51% осведомленных сотрудников молчат, потому что опасаются за свою карьеру

73% осведомленных сотрудников сообщили бы о нарушениях регулятору или правоохранительным органам, но не хотят информировать работодателя

Аксенова была лишена полномочий в связи с утратой доверия, а потом уволилась по собственному желанию, рассказывает представитель компании.

Злоупотребления в «Мираторге» стали возможными из-за слабого контроля процесса выбора контрагентов и ценообразования высшим руководством и собственниками, предполагает Андрей Сотников, старший менеджер департамента управления рисками Deloitte: контрагенты не проходили проверку на благонадежность или в компании не была регламентирована процедура согласования договоров. Весьма вероятно, что злоумышленники имели неограниченные права доступа к ERP-системе, в которой фиксировались сбытовые операции. Похоже, что пользователь мог единолично создавать цепочку системных документов по реализации товара, говорит Сотников.

Типичный случай

Случай в «Мираторге» – хрестоматийная схема мошенничества в отделе сбыта, которая может существовать годами под носом у акционеров, говорит Иван Тягун, партнер консалтинговой компании KPMG. Мошенники, как правило, продают товар с предельно допустимыми скидками.

В документах честно отражается, сколько было продано и по какой цене, но редко кто контролирует, кому именно был продан товар и с какой целью: для использования или перепродажи. Особенно если продажи ведет человек, который пользуется большим доверием руководства и занимается этим единолично.

Игра на скидках – один из наиболее простых способов поправить благосостояние топ-менеджеров, ответственных за сбыт, подтверждает Урал Сулейманов, независимый эксперт по борьбе с внутрикорпоративным мошенничеством.

Коммерческий директор рассказывает акционерам о выходе на новые рынки, поощрении крупных покупателей и разовых рекламных акциях – и выводит через скидки и маркетинговые исследования деньги из компании.

Павел Рыкалин, старший менеджер Deloitte Forensic, рассказывает, что несколько раз руководил расследованием случаев мошенничества, похожих на то, что произошло в «Мираторге». Речь шла об использовании фирмы-прокладки между производителем и конечным потребителем для вывода прибыли.

Профилактика

Представитель службы безопасности крупной российской компании рассказал «Ведомостям», что самое разумное – проверять все долгосрочные договоры на сумму свыше 100 000 руб.

Сначала «безопасники» проверяют контрагентов – смотрят СПАРК и другие базы, выясняют, насколько компании кредитоспособны, кто их учредители и гендиректора.

Если сделка особенно важна для компании, то служба безопасности обращается даже в МВД и ФСБ в неофициальном порядке.

Рыкалин считает оптимальным создание в компании команды специалистов по борьбе с мошенничеством, исследующих потери на производстве, кражи на складах и т. п. Служба внутреннего контроля должна регулярно проверять соблюдение последовательности визирования договоров, а служба безопасности – разделение полномочий пользователей ERP-системы, говорит Сотников.

Однако тотальный контроль очень дорог и зачастую тормозит основную деятельность компании, предупреждает Сулейманов, лучше заранее определить правила.

В отделе сбыта нужна максимально прозрачная и строго привязанная к определенным показателям (объему закупок, предоплате и проч.) политика скидок, считает эксперт.

А Алексей Фролов, эксперт по форензику и инвестиционный директор «Инфрафонд РВК», советует составлять ведомость по клиентам, где следует указывать, какие скидки они получают и какие менеджеры по продажам их ведут.

Чтобы было неповадно

Эксперты по антикризисному пиару считают, что предавать подобный инцидент огласке выгодно, если он не затрагивает репутацию компании в глазах конечного потребителя продукции. По словам Ольги Дашевской, старшего партнера коммуникационного агентства PR Inc.

, инцидент в «Мираторге» затронул только отношения «Мираторга» с мясокомбинатами, которые сильно не пострадали. Если бы речь шла о взаимоотношениях с конечными потребителями мяса, нужно тщательно оценить последствия публичных действий, говорит эксперт.

Показать всем, и прежде всего контрагентам, что компания не терпит мошенничества в своих рядах, полезно для репутации, считает Фролов.

Возможно, «Мираторг» надеется взыскать с Аксеновой с помощью правоохранительных органов сумму, превышающую указанные в постановлении УМВД 11,6 млн руб., поэтому компания и заявила о нескольких десятках миллионов рублей ущерба, размышляет Терехин.

По его словам, статья, по которой обвиняют Аксенову, предполагает до 10 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. Он думает, что в дополнение «Мираторг» подаст гражданский иск о возмещении ущерба.

Тем более что взыскать ущерб с того, кто уже проходил по уголовному делу и находится под постоянным наблюдением органов, гораздо легче, говорит Терехин.

В подготовке статьи участвовал Алексей Никольский

В статье исправлены годы работы Юлии Аксеновой в холдинге «Мираторг»

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2017/09/06/732534-miratorg-nakazal

Как доили «Мираторг»

«Мираторг» подаст в суд на бывшего коммерческого директора

Коммерческий директор Аксенова погорела на мясе и в отношении ее возбуждено уголовное дело.

Летом этого года следственное управление УМВД России по городскому округу Домодедово возбудило уголовное дело по ст. 201 ч. 2 УК РФ (злоупотребление полномочиями) против бывшего коммерческого директора ТК «Мираторг» Юлии Аксеновой.

Аксенова проработала в «Мираторге» 12 лет, из них последние семь – в должности коммерческого директора ТК «Мираторг», и занималась оптовой продажей мяса, в том числе сторонним мясокомбинатам и на экспорт.

По данным информагенства «Руспрес», собственник ТК « Мираторг » — Виктор Линник.

В постановлении о возбуждении уголовного дела говорится, что Аксенову подозревают в том, что с конца 2015 года по 1 апреля 2017 года она продавала мясо по цене ниже рыночной четырем компаниям.

Они не были напрямую связаны c Аксеновой, но имели отношение к нескольким бывшим сотрудникам «Мираторга», которые ранее работали под руководством Аксеновой, но потом уволились, рассказывает человек, знакомый с материалами следствия.

Компании покупали мясо по заниженной цене на эксклюзивных условиях, получая преференции в логистике и объемах. Затем товар перепродавался действующим клиентам «Мираторга», говорит собеседник. Согласно постановлению УМВД, ущерб «Мираторга» составил 11,6 млн рублей.

Адвокат Аксеновой Вадим Логинов подал домодедовскому городскому прокурору жалобу на незаконное и необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела. «Ведомостям» удалось ознакомиться с этой жалобой и получить комментарии у Аксеновой и ее адвоката. Представитель прокуратуры Московской области подтвердил получение письма адвоката Логинова, но от дальнейших комментариев отказался.

Кто виноват

Судя по жалобе адвоката, первые признаки злоупотреблений появились в компании еще в ноябре 2016 года и заметила их сама Аксенова.

Она обнаружила, что один из сотрудников предоставлял необоснованные скидки клиенту, и сообщила о случившемся службе безопасности.

В жалобе говорится, что после этого случая в оптовом отделе ТК «Мираторг» был введен усиленный контроль, и аналитический отдел начал ежедневно отчитываться по результатам контроля над ценами, установленными менеджерами.

По словам Аксеновой, ни она, ни служба безопасности не усмотрели в действиях сотрудника попытки обмануть работодателя в целях личной выгоды – менеджер лишь пытался выполнить план продаж.

К тому же из пяти вакансий в отделе продаж было заполнено на тот момент только три, рабочих рук не хватало. Но семь месяцев спустя, в июле 2017 года, тот же сотрудник снова проштрафился.

Компании, которые он вел, и в сговоре с которыми Аксенову обвиняют, нарушили обязательства по оплате товара. Аксенова менеджера уволила, а работу с этими компаниями приостановила.

Со слов Логинова, еще до возбуждения уголовного дела, в июле этого года, «Мираторг» провел внутреннее расследование по факту продажи продукции ниже базовой стоимости четырем компаниям, у которых было одно и то же контактное лицо при сделках с «Мираторгом».

Аксенову обвиняют в том, что она не соблюдала регламент ценообразования на продукцию «Мираторга», в котором записано, что продажа ниже базовой цены возможна только после письменного согласования с вице-президентом «Мираторга», а в его отсутствие – с гендиректором.

Аксенова рассказала, что не помнит, что подписывала документ, который обязывал бы ее согласовывать как скидки, так и наценки с руководством холдинга.

Она продавала мясо со скидками и наценками всем контрагентам без какого-либо согласования, а лишь исходя из конкретной ситуации на рынке в день продаж, остатков на складах и выполнения планов по продажам.

Представитель «Мираторга» сообщил, что компания не может комментировать подробности дела на этапе следствия. Он сказал, что «Мираторг» сотрудничает с правоохранительными органами и предоставляет всю необходимую информацию по делу.

Без скидки не продать

По словам Аксеновой, каждую субботу на совещании в компании обсуждались скидки и текущие остатки на складах.

За последний год «Мираторг» увеличил количество складов и в Петербурге, и в Москве, поэтому остатков стало больше и продавать без скидок в условиях профицита на российском рынке мяса было невозможно.

Она добавила, что по цене ниже базовой продавалось 50% мяса в отделе оптовых продаж.

В жалобе адвоката сообщается, что Аксенова объяснила следствию, что решения по ценам на российскую продукцию принимаются в «Мираторге» на семь дней вперед, а текущие цены в онлайновом режиме рассылаются всем менеджерам по продажам. Цена зависит от объема, региона и условий оплаты.

Согласно жалобе адвоката, с ноября 2016 года все скидки, включая и те, что были предоставлены компаниям, которым Аксенова якобы оказывала преференции, фиксировались аналитиком по ценообразованию. Кроме того, как утверждает сама Аксенова, все скидки должны были проверяться службой безопасности и службой внутреннего аудита.

Прибыль вместо убытка

Кто бы ни был виноват в сложившейся ситуации, компании, которые заподозрили своего менеджера в хищениях, чаще всего пытаются поймать недобросовестного сотрудника именно на нарушении регламента и превышении полномочий, говорит партнер консалтинговой компании KPMG Иван Тягун. По его словам, доказывать, что менеджер продавал по нерыночным ценам, никто, как правило, не берется, потому что это более сложный путь.

В беседе Аксенова рассказала, что тем четырем компаниям, которым она якобы давала преференции, она продавала мясо не только со скидками, но и с наценками. И в результате ТК «Мираторг» от торговли с этими компаниями получил не убыток, а дополнительную прибыль примерно в 21,5 млн рублей.

Независимый эксперт по борьбе с корпоративным мошенничеством Урал Сулейманов считает, что уличить Аксенову в нанесении ущерба компании на много миллионов рублей крайне сложно, потому что цена товара на рынке меняется каждый день в зависимости от конъюнктуры и большого количества обстоятельств. Речь может идти разве что об упущенной выгоде.

Он говорит, что на игре со скидками и наценками менеджеры по продажам могут неплохо заработать – между базовой ценой и наценкой в 2–3% может быть зашит миллион рублей.

Сулейманов рассказывает, что службы безопасности знают это и, как правило, наблюдают за деятельностью отдела сбыта. Если менеджеры по продажам воруют, но приносят компании прибыль, их не трогают.

До увольнения дело доходит лишь тогда, когда продавцы начинают причинять компании убытки.

Риски для карьеры

Аксенова утверждает, что «Мираторг» возбудил против нее уголовное дело, потому что она сообщила руководству о том, что хочет уволиться и может перейти на работу к конкурентам.

Аксенова в условиях профицита сбывала продукцию «Мираторга» по вполне конкурентным ценам, кроме того, она знала стратегию развития «Мираторга» на несколько лет вперед, размышляет Сулейманов. По его мнению, такого работника действительно могли не отпустить к конкурентам.

Версия о том, что компания решила помешать бывшему коммерческому директору уйти к конкурентам вместе с ключевыми клиентами, вполне имеет право на жизнь, полагает он.

Представители «Мираторга» уверяют, что незаменимых сотрудников нет. Часть бывших топ-менеджеров «Мираторга» работает у конкурентов, но уголовное дело о злоупотреблении полномочиями заведено именно против Аксеновой, говорят представители компании.

Зачем прикладывать столько усилий всего лишь для того, чтобы помешать ценному сотруднику устроиться к конкурентам, недоумевает Константин Борисов, гендиректор Support Partners. На узком рынке, где все друг друга знают, можно сделать проще: обзвонить конкурентов и попросить их не переманивать человека или дать ему плохие рекомендации.

Если топ-менеджер работает на узком рынке, он должен быть готов к тому, что компания не даст ему беспрепятственно уйти к конкурентам, говорит Арамис Каримов, гендиректор хедхантинговой компании Mr.Hunt.

Работодатель может позвонить хедхантеру или компании-нанимателю и сознательно оболгать бывшего работника. Однако у менеджера всегда есть возможность оправдаться, предоставив рекомендации контрагентов, с которыми он работал долгие годы.

Если же дело дошло до уголовного расследования, человеку придется оставить мысли о карьере наемного топ-менеджера – разве что открыть собственный бизнес, объясняет эксперт.

Это надолго

Следствие по этому делу может затянуться, говорит управляющий партнер юридической фирмы «Демин и партнеры» Виктор Демин. Следователю понадобится проводить финансово-экономическую экспертизу, поднимать множество документов, проанализировать все банковские выписки по проведенным сделкам и опросить большое количество свидетелей.

Иначе невозможно будет доказать, что компании, которым Аксенова продавала мясо со скидкой, были аффилированными и она торговала с ними не на тех же условиях, что с другими клиентами, говорит Владимир Китсинг, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

По оценкам Китсинга, в России за неимением достаточных доказательств на стадии предварительного расследования закрывается примерно 40% уголовных дел.

Если же дело дошло до суда, вероятность оправдательного приговора мала – по статистике российские суды выносят обвинительные приговоры в 99% случаев.

Источник

Источник: https://rosotkat.ru/kak-doili-miratorg.html

Редко проверяли

Система внутреннего контроля «Мираторга» выявила приметы злоупотребления, когда заметила некоторые отклонения в результатах разбора взаимоотношений с клиентами.

Проверяющие могли заметить, что неким юрлицам мясо в течение длинного времени продавалось по цене заметно ниже той, по которой мясо получали мясокомбинаты, что прибыльность торговель данным контрагентам нулевая или что большая партия мяса отгружена без предоплаты, рассказал «Ведомостям» эксперт по безопасности на условиях анонимности.

Фактически та барыш, которую получал «Мираторг» при прямых поставках мясокомбинатам, могла доставаться посредникам, полагает эксперт. Заметить схему помогло и то, что Аксенова привлекла бывших работников «Мираторга» для учреждения фирм-прокладок, предполагает он.

Комплот молчания

52% сотрудников знают о злоупотреблениях, совершаемых другими сотрудниками, по этими международного доклада EY 2017 г., посвященного корпоративному мошенничеству.

Однако осведомленные сотрудники не торопятся сообщать о махинациях работодателю30% осведомленных сотрудников не сообщают о нарушениях из-за лояльности по касательству к коллегам51% осведомленных сотрудников молчат, потому что опасаются за свою карьеру

73% осведомленных сотрудников известили бы о нарушениях регулятору или правоохранительным органам, но не хотят информировать работодателя

Аксенова была отнята полномочий в связи с утратой доверия, а потом уволилась по собственному жажде, рассказывает представитель компании.

Злоупотребления в «Мираторге» стали вероятными из-за слабого контроля процесса выбора контрагентов и ценообразования высшим руководством и собственниками, предполагает Андрей Сотников, старший менеджер департамента управления рисками Deloitte: контрагенты не проходили проверку на благонадежность или в компании не была регламентирована процедура согласования соглашений. Весьма вероятно, что злоумышленники имели неограниченные права доступа к ERP-системе, в какой фиксировались сбытовые операции. Похоже, что пользователь мог единолично основывать цепочку системных документов по реализации товара, говорит Сотников.

Типический случай

Случай в «Мираторге» – хрестоматийная схема мошенства в отделе сбыта, которая может существовать годами под носом у акционеров, сообщает Иван Тягун, партнер консалтинговой компании KPMG. Плуты, как правило, продают товар с предельно допустимыми скидками.

В документах беспорочно отражается, сколько было продано и по какой цене, но негусто кто контролирует, кому именно был продан товар и с какой мишенью: для использования или перепродажи. Особенно если продажи ведет человек, какой пользуется большим доверием руководства и занимается этим единолично.

Игра на скидках – одинешенек из наиболее простых способов поправить благосостояние топ-менеджеров, ответственных за сплавят, подтверждает Урал Сулейманов, независимый эксперт по борьбе с внутрикорпоративным мошенством.

Коммерческий директор рассказывает акционерам о выходе на новые базары, поощрении крупных покупателей и разовых рекламных акциях – и выводит сквозь скидки и маркетинговые исследования деньги из компании.

Павел Рыкалин, старший менеджер Deloitte Forensic, повествует, что несколько раз руководил расследованием случаев мошенничества, похожих на то, что случилось в «Мираторге». Речь шла об использовании фирмы-прокладки между производителем и последним потребителем для вывода прибыли.

Профилактика

Представитель службы безопасности крупной российской компании рассказал «Ведомостям», что самое благоразумное – проверять все долгосрочные договоры на сумму свыше 100 000 руб.

Вначале «безопасники» проверяют контрагентов – смотрят СПАРК и другие базы, выясняют, как компании кредитоспособны, кто их учредители и гендиректора.

Если сделка особенно значительна для компании, то служба безопасности обращается даже в МВД и ФСБ в неофициальном распорядке.

Рыкалин считает оптимальным создание в компании команды специалистов по войне с мошенничеством, исследующих потери на производстве, кражи на складах и т. п. Служба внутреннего контроля должна регулярно испытывать соблюдение последовательности визирования договоров, а служба безопасности – разделение полномочий пользователей ERP-системы, сообщает Сотников.

Однако тотальный контроль очень дорог и зачастую тормозит основную деятельность компании, предупреждает Сулейманов, лучше заблаговременно определить правила.

В отделе сбыта нужна максимально сквозная и строго привязанная к определенным показателям (объему закупок, предоплате и проч.) политика скидок, находит эксперт.

А Алексей Фролов, эксперт по форензику и инвестиционный директор «Инфрафонд РВК», советует составлять ведомость по клиентам, где вытекает указывать, какие скидки они получают и какие менеджеры по торговлям их ведут.

Чтобы было неповадно

Эксперты по антикризисному пиару находят, что предавать подобный инцидент огласке выгодно, если он не затрагивает славу компании в глазах конечного потребителя продукции. По словам Ольги Дашевской, старшего партнера коммуникационного агентства PR Inc.

, инцидент в «Мираторге» затронул лишь отношения «Мираторга» с мясокомбинатами, которые сильно не пострадали. Если бы выговор шла о взаимоотношениях с конечными потребителями мяса, нужно тщательно оценить последствия публичных поступков, говорит эксперт.

Показать всем, и прежде всего контрагентам, что компания не терпит мошенства в своих рядах, полезно для репутации, считает Фролов.

Вероятно, «Мираторг» надеется взыскать с Аксеновой с помощью правоохранительных органов сумму, превышающую показанные в постановлении УМВД 11,6 млн руб., поэтому компания и заявила о нескольких десятках миллионов рублей ущерба, размышляет Терехин.

По его словам, статья, по какой обвиняют Аксенову, предполагает до 10 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные места или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. Он думает, что в дополнение «Мираторг» подаст штатский иск о возмещении ущерба.

Тем более что взыскать ущерб с того, кто уже проходил по уголовному делу и есть под постоянным наблюдением органов, гораздо легче, говорит Терехин.

В подготовке статьи участвовал Алексей Никольский

В статье исправлены годы труды Юлии Аксеновой в холдинге «Мираторг»

Посетите магазины партнеров:

Источник: http://z1v.ru/kak-miratorg-nakazal-byvshego-komme/

Компания “Мираторг” возбудила уголовное дело против бывшего коммерческого директора

«Мираторг» подаст в суд на бывшего коммерческого директора

Против бывшего коммерческого директора “ТК “Мираторг” Юлии Аксеновой было возбуждено уголовное дело по статье 201 часть 2 Уголовного Кодекса РФ “злоупотребление полномочиями”.

Дело возбудило следственное управление УМВД России по городскому округу Домодедово.

Издание “Ведомости” получило в распоряжение копию постановления об открытии дела и собрало все доступные сведения об Аксеновой и претензий к ней крупнейшего производителя и поставщика мяса в стране.

Со слов сотрудника “Мираторга”, Аксенова проработала в холдинге 12 лет (2005-2017 гг), в какой-то момент стала коммерческим директором и находилась в прямом подчинении у президента компании Виктора Линника, а также председателя совета директоров Александра Линника, которые являются акционерами компании. Аксенова занималась оптовыми продажами мяса, включая поставки не имеющим отношения к холдингу мясокомбинатам и экспорт. Источник “Ведомостей” сообщил, что оптовые продажи составляют половину всего оборота компании.

Российским журналистам удалось получить от сотрудника холдинга и источника в МВД подтверждение об инициации уголовного дела, однако никакой дополнительной информацией собеседник издания в органах правопорядка делиться не стал. Аксенова не вышла на связь с “Ведомостями”.

Суть дела состоит в том, что в период с конца 2015 года по 1 апреля 2017 года Аксенова якобы поставляла некоторым компаниям мясо по заниженным ценам. Эти организации были связаны с девятью бывшими сотрудниками холдинга, однако к самой Аксеновой никакого отношения не имели.

Ознакомившийся с материалами дела собеседник издания сообщил, что вышеупомянутые сотрудники подчинялись Аксеновой, но вскоре покинули компанию. Связанные с ними организации получили от коммерческого директора эксклюзивные условия, имея возможность самостоятельно определять объемы поставки и условия логистики, а также приобретали мясо по ценам ниже рыночных.

Источник “Ведомостей” сообщил, что эти же компании впоследствии перепродавали продукцию клиентам “Мираторга”.

Холдинг оценил убытки в десятки миллионов рублей, однако УМВД зафиксировало ущерб в 11.6 млн.

Сотрудник “Мираторга” сказал журналистам, что мясной гигант придерживается “политики нулевой терпимости к воровству, коррупции, злоупотреблениям служебным положением не только по отношению к своим сотрудникам, но и к компаниям-контрагентам”.

С его слов, холдинг видит в откатах и злоупотреблении полномочиями неизбежное зло, от которого пока не получается избавиться, однако компания прикладывает всевозможные усилия, чтобы справиться с этой проблемой.

Обнародование информации о деле неслучайно: “Мираторг” решил с одной стороны “припугнуть” сотрудников, подумывающих заняться коррупцией, с другой – обеспечить “волчий билет” тем, кто попался на откатах. “Риторический вопрос, будем ли мы работать с компаниями, которые примут на работу участников группы”, – подчеркнул сотрудник компании.

Управляющий партнер юридической конторы “Деловой фарватер” Роман Терехин считает поведение холдинга необычным для крупной российской компании, столкнувшейся с внутренней коррупцией.

Юрист вспоминает подобные случаи из практики: “Я часто сталкиваюсь с тем, что компании проводят большую досудебную работу – предъявляют менеджеру доказательства его вины, угрожают тюрьмой, требуют возместить из собственного кошелька ущерб, а потом увольняют без лишнего шума”.

По мнению Терехина, такая стратегия объясняется страхом предстать в глазах конкурентов и регуляторов компанией, которая не может уследить за собственными сотрудниками.

Возможно, существуют причины небывалой смелости “Мираторга”.

Редкие проверки

Как у любой уважающей себя компании, у “Мираторга” существует система внутреннего контроля.

“Ведомости” поговорили со специалистом по безопасности, который при условии анонимности согласился разъяснить факторы, по которым подобная система внутренних проверок могла выявить признаки мошенничества.

Например, при появлении серьезных отклонений результатов анализа продаж клиентам от нормы. Такими отклонениями могут быть заниженная стоимость продукции при поставках определенным компаниям, нулевая прибыльность продаж, отгрузка крупной партии без предоплаты, и так далее.

В таких условиях прибыль, которую должен был получать мясной гигант, оседала в карманах посредников. По мнению собеседника издания, Аксенова стала невольным осведомителем, когда задействовала бывших сотрудников компании при создании фирм-однодневок.

Итогом стало лишение коммерческого директора полномочий в связи с утратой доверия, за которым последовало заявление об увольнении по собственному желанию.

Старший менеджер отдела управления рисками аудитора Deloitte Андрей Сотников сказал журналистам, что Аксеновой удавалось столько времени заниматься мошенничеством, скорее всего, потому что у “Мираторга” недостаточно серьезная система внутренних проверок, когда дело касается высшего руководства и собственников компании. Это значит, что высокопоставленный сотрудник или совладелец может фактически бесконтрольно выбирать партнеров и устанавливать цены. Для того, чтобы предотвратить подобное в будущем, по мнению Сотникова, необходимо ввести проверку потенциальных клиентов на благонадежность и регламентировать процедуру согласования договоров. Если, например, Аксенова и ее подельники имели неограниченный доступ к ERP-системе, которая фиксирует операции сбыта, любой из них мог в одиночку регистрировать цепочку системных документов, относящихся к реализации продукции, считает эксперт.

Молчание – “золото”

Согласно международному докладу EY этого года о корпоративном мошенничестве, более половины работников в курсе правонарушений своих коллег. К сожалению, практически никто из них не стремится стать осведомителем.

В 30% случаев “сдать” коллегу начальству мешает лояльность коррупционеру.

В более, чем половине случаев, потенциальных осведомителей пугает неожиданный поворот событий, при котором они сами окажутся на улице и с “волчьим билетом”.

73% знающих о махинациях коллег сотрудников готовы сообщить государственным регуляторам или полиции, но только не руководству компании.

Традиционная схема мошенничества

Партнер международной консалтинговой корпорации KPMG Иван Тягун заявил “Ведомостям”, что дело Аксеновой – классический пример мошенничества в отделе продаж, и часто подобные операции ведутся годами, о чем акционеры совершенно не подозревают.

Чаще всего коррупционеры фиксируют в документации реальное количество и стоимость товара, давая своему партнеру максимально возможную скидку. Главным вопросом становится личность контрагента и цель приобретения.

Если сбытом самостоятельно занимается конкретный человек, успевший заслужить доверие руководства, его могут долгое время ни в чем не подозревать, говорит эксперт.

С Тягуном согласен независимый специалист по борьбе с внутрикорпоративным мошенничеством Урал Сулейманов, который не по наслышке знает о так называемой “игре на скидках”. По его словам, высокопоставленные руководители крупных компаний легко увеличивают собственный доход, используя подобные схемы.

Владельцы корпораций слушают коммерческих директоров, которые находят множество причин для перераспределения ресурсов и беспрецедентных скидок: мы выходим на новый рынок, нашего самого крупного клиента нужно отблагодарить, рекламная акция для увеличения доли рынка, нам необходимо провести маркетинговое исследование, и так далее.

Старший управленец Deloitte Forensic Павел Рыкалин сообщил “Ведомостям”, что по долгу службы неоднократно сталкивался с подобными делу “Мираторга” случаями злоупотребления полномочиями. Такие схемы предполагают создание фирм-однодневок, которые служат посредниками между производителем и его теперь уже бывшими клиентами.

Способы предотвращения

Сотрудник службы безопасности одной из крупных российских компаний рассказал журналистам о способах профилактики корпоративного мошенничества. Самый простой из них, – проверка всех долгосрочных соглашений, сумма которых превышает 100 тыс рублей.

Первой фазой проверки является тщательный анализ партнера компании: выясняется степень платежеспособности, информация об учредителях и руководстве, проверяются специальные базы вроде СПАРК.

Иногда сотрудники службы безопасности могут по своим каналам сделать запрос в МВД и ФСБ, все зависит от степени важности договора для их компании.

Специальная команда борцов с мошенничеством, которые мониторят производственные потери, следят за складским ассортиментом и всячески проверяют сотрудников и сделки на предмет коррупции, по мнению Рыкалина, является самым эффективным инструментом предотвращения корпоративного мошенничества. Сотников добавляет, что внутренние регуляторы должны своевременно осуществлять проверки соответствия процедур визирования соглашений корпоративному уставу и обеспечивать распределение полномочий между юзерами ERP-системы.

Сулейманов предупредил “Ведомости”, что важно помнить о дороговизне квалифицированных “безопасников”, а также о тормозящем эффекте проверок, поэтому оптимальным является заблаговременное планирование политики прозрачности: удобно, например, зафиксировать параметры ключевых показателей (закупки, продажи, предоплата, прибыль и т.д), исходя из которых определяются скидки.

Инвестдиректор “Инфрафонд РВК” и специалист по форензику Алексей Фролов сообщил журналистам, что полезно вести клиентские сметы, в которых будет отражена информация по скидкам, а также зафиксированы данные продажников, обслуживающих данных клиентов.

Пресечь в зародыше

Антикризисные пиарщики сходятся во мнении, что разглашать информацию о корпоративном мошенничестве стоит только тогда, когда репутации компании в глазах конечного потребителя ничто не угрожает. Старший партнер коммуникационного агентства PR Inc.

Ольга Дашевская сказала “Ведомостям”, что дело Аксеновой никак не отразилось на отношениях мясного гиганта с конечными потребителями товара, и даже вовлеченные в него мясокомбинаты вряд ли расторгнут с “Мираторгом” отношения после этого.

Дашевская объяснила, что в случаях, которые затрагивают репутацию компании в глазах конечного клиента, нужно быть крайне осторожным с обнародованием информации.

По мнению Фролова, заявить во всеуслышание о нетерпимости по отношению к коррупции может только повысить репутацию в глазах партнеров и потребителей.

Терехин тоже поделился с журналистами соображениями на тему причин придачи дела Аксеновой огласке: он считает, что “Мираторг” специально рассказал об ущербе в десятки миллионов рублей, чтобы в итоге стребовать с бывшего коммерческого директора более крупную сумму, чем указанные УМВД 11.6 млн.

Терехин напомнил, что Аксеновой грозит тюремное заключение сроком до 10 лет, а также запрет на занимание некоторых должностей или ведение определенной деятельности в течение последующих за приговором трех лет.

Эксперт предположил, что холдинг возбудит против бывшего коммерческого директора гражданское дело о возмещении убытков, поскольку уже проходившего по уголовному подсудимого постоянно мониторят правоохранители, и получить с такого человека деньги очень легко.

Источник: Ведомости.

Источник: http://anticorr.media/kompaniya-miratorg-vozbudila-ugolovnoe-delo-protiv-byvshego-kommercheskogo-direktora/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.