+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

История провала: почему прогорел успешный пельменный бизнес

Содержание

История провала: почему прогорел успешный пельменный бизнес

История провала: почему прогорел успешный пельменный бизнес

Производство крафтовых пельменей – прибыльная и перспективная ниша на пока еще не полностью занятом рынке.

Этот бизнес может приносить хороший доход, если вникать во все процессы, продвигать свой бренд и искать пути постоянного развития.

Элла Ветлугина запустила такое производство, достигла успеха, но через два года вынуждена была закрыть свое дело. Почему это произошло, и как можно было избежать такого результата, Элла подробно рассказала в статье.

32 года, учредитель ООО «Пельмешка», предприниматель, фрилансер. Училась в ЮУРГУ на журналиста и антикризисного менеджера. До открытия своего бизнеса работала в HR-отделах IT-компаний. В 2015 году запустила в Брянске цех по изготовлению крафтовых пельменей. Компания прекратила свое существование в 2017 году.

Предыстория

Всю свою жизнь я искала себя. Будучи студенткой вуза, разочаровалась в журналистике и антикризисном управлении. Бросила университет и переехала в Москву. Там нашла себя в рекрутинге: за 10 лет с внештатного менеджера по подбору персонала стала HR-директором.

Через полгода устала от работы, Москвы и постоянного движения, бросила все и уехала в Брянск. Еще с детства мне хотелось создать некий продукт, организовать что-то. В Брянск я ехала именно с такой мыслью: открыть там свое дело.

Н2 Идею бизнеса подсказала семейная традиция Отличная экология и вкусные, полезные продукты – это первое, что я заметила на новом месте жительства. О том, какой бизнес начать, думала долго, перебирала варианты. Однажды по семейной традиции я лепила пельмени из вкуснейшего брянского мяса.

И неожиданно меня осенило – вот она, лучшая идея для бизнеса! Я начала анализировать эту задумку, выявила основные преимущества, которые у меня были в Брянске.

Преимущества производства и реализации пельменей в Брянске:

  • низкая стоимость сырья – по первым подсчетам около 110 рублей за килограмм готового продукта (реально вышло в 1,5 раза дороже);
  • невысокие затраты на оплату труда;
  • дешевые производственные площади – аренда в 9-10 раз ниже, чем в Подмосковье;
  • отсутствие конкурентов – крафтовые пельмени можно встретить только в ресторанах и на премиальных рынках даже в Москве и Санкт-Петербурге.

Я начала реализовывать проект. План был такой: наладить производство пельменей ручной лепки из натуральных ингредиентов под заказ, поставлять продукцию оптом в магазины, далее расширяться и выходить на столичный рынок. Главные конкурентные преимущества: ручная лепка и натуральность.

“Пельмешка” – продукция ручной лепки

Я поделилась своей идеей с друзьями-предпринимателями, которые работают с продуктовой розницей, и попросила помочь мне выйти на магазины. Одна торговая сеть заинтересовалась предложением. Я максимально быстро открыла юридическое лицо, арендовала цех, закупила оборудование и наняла персонал.

Первоначальные затраты на запуск производства – 100 тысяч рублей.
Бесплатно зарегистрировать ИП или ООО можно здесь.

После подготовки производственных мощностей я стала ждать подписания контракта. Вначале лепила пельмени сама, экспериментировала с тестом, начинками и формой, обкатывала технологию изготовления. Моя цель была – создать действительно премиальный продукт. 

Весь процесс – вручную

Стратегическую цель поставила такую: нарастить продажи в брянских торговых точках этой сети, сколотить капитал и выходить поэтапно в новые регионы. Однако кризис диктует свои правила – у потенциального партнера начались проблемы, сотрудничество приостановили.

56 видов пельменей

Надежду подписать договор с партнером я не оставила, но чтобы производство не простаивало, я решила продавать пельмени физическим лицам. Я сделал пост в о том, что запустила производство крафтовых пельменей и могу привезти заказ на дом. Подписчики активно откликнулись и начали делать заказы.

Таким образом я продала целую машину пельменей. Дело начало приносить прибыль, я уже не ждала контракта с партнером и не искала другие источники сбыта, а начала активнее продвигать доставку пельменей на дом. Я сделала форму заказов в Google и группу в , а позднее и сайт.

Параллельно придумывала новые рецепты и предлагала их покупателям. Дело пошло: у меня стало 56 видов пельменей, я вышла на Санкт-Петербург и Москву. До производства я была активна как рекрутер, развивала свои страницы в социальных сетях.

Это позволило собрать хорошую базу контактов, да и вообще люди в интернете помогают тем, кто делает качественные, вкусные продукты – это такой бесплатный, массовый пиар.

Хранение продукции “Пельмешка”

Что-то пошло не так

После зимы 2016/ 2017 года мне стало понятно, что без дальнейшего развития бизнес будет забирать все силы, время, а приносить лишь мизерный доход. Маркетинг ООО «Пельмешка» был основан лишь на «сарафанном радио» и разнообразии, качестве и необычности продукции.

Планировалось, что создание пельменей с кальмарами или щавелем – это уже маркетинг. Доставка заказов на дом при маленьких заказах стала накладной, поиск альтернативы результатов не дал. Зачастую мы не могли привозить продукцию вовремя, например, за 350 километров от цеха, – хотели как можно больше насобирать заказов в один пункт назначения, чтобы уменьшить затраты. Но находились заказчики, которые требовали привезти 2 килограмма пельменей в такую даль, выражали свое недовольство. Все претензии выслушивала я, так как менеджера по работе с клиентами не было – это меня истощало морально. От отчаяния я повысила цены в два раза. Такой шаг серьезно уменьшил клиентскую базу, однако оставил преданных и терпеливых заказчиков. Чтобы мое детище не зачахло, я начала думать над развитием. Надежда была на освоение новых рынков сбыта, поиск альтернативы доставке на дом для снижения затрат на нее, поиск партнера. Предложений о партнерстве было достаточно, но компании не хотели заниматься организационно-распорядительной деятельностью и наладкой бизнес-процессов. С заведениями общепита сотрудничество тоже не сложилось: для меня были неприемлемы отсрочка платежа и объемы, которые они требовали. Магазины в один голос мне твердили, что нужно основательно разрекламировать свой бренд, и только потом налаживать сотрудничество с ними. Средств на агрессивную рекламу не было, поэтому найти партнера из-за этого не удалось. Идею инвестиций я не рассматривала – для меня это риск. Каждый коммерческий проект цикличен по развитию – имеет стадию прогрессивного роста, которая сменяется таким же прогрессивным спадом, если не менять стратегию деятельности и не развивать ее.

Вот таким спадом можно охарактеризовать последние полгода работы моей компании – уменьшилось количество заказов, резко снизился средний чек, увеличилась затратная часть из-за мелких заказов, отсутствовали новые рынки и способы сбыта.

Первоначально для людей моя продукция была в новинку, они хотели пробовать все, сразу и много. Затем, все перепробовав, покупатели стали постоянными клиентами, но периодичность их заказов упала.

В итоге я поняла, что лепка пельменей – это не то, о чем я мечтала, и приняла решение полностью закрыть производство.

Процесс приготовления пельменей

Моя жизнь после бизнеса

Сейчас я занимаюсь удаленным поиском сотрудников для компаний. Думала о том, сколько раз я могла построить в этой сфере серьезный бизнес, но все же не буду из-за отсутствия интереса. Вместо этого я начала изучать психологию.

Со знакомым предпринимателем мы ведем марафоны по психологии. Задумываемся о психологических тренингах и курсах, мастер-классах по познанию себя и саморазвитию.Буквально на днях я запускаю марафон в своем новом проекте – связан с всевозможными играми, психологией, тренингами.

Хочу реализовать накопленный опыт и быть полезной людям.

Хоть мой пельменный бизнес и потерпел крах, я рада, что создала собственный продукт. Главное, чему я научилась, ведя свое дело, – вдумчиво и ответственно анализировать свои возможности и желания при построении какой-либо бизнес-модели. Сейчас могу точно сказать, какую работу над ошибками я бы провела, вернувшись к истокам своего бизнеса.

Работа над ошибками. Что нужно было сделать:

• Начать бизнес совместно с партнерами, желательно умеющими продавать. Производство и реализация для одного человека – это непосильная ноша.

На меня было взвалено все – производство, продажа, логистика, работа с клиентами и государственными органами, стратегическое планирование, бухгалтерия.

Нужно было найти партнеров и создать совместное предприятие, разделить функции между учредителями, нанять дополнительные штатные единицы, отдать бухгалтерию на аутсорсинг.

• Не опускать руки и продолжать искать клиентов в сетевой рознице, параллельно обслуживая физических лиц. Можно было поднажать и выторговать для себя приемлемые условия сотрудничества с сетевыми игроками, что стало бы крепкой основой моего предприятия.

• Развивать продажу через рестораны и иные точки общепита. Это сегмент рынка перспективный, развивающийся – но их должно быть большое количество в портфеле заказов, чтобы быть интересным для работы.

• Запустить сайт и мобильное приложение на начальном этапе развития проекта с красивым дизайном и простым функционалом. Это увеличило бы количество заказов, простоту их обработки. Также этот шаг позволил бы громче заявить о бренде и завоевать большую лояльность потребителей.

• Активно использовать маркетинг и брэндинг. Грамотный подход помог бы развить бренда, сделать товар популярным у большинства клиентов за счет привлекательной упаковки, сервиса и истории продукта.

• Сделать товар модным. Мемы, блоги, социальные сети, упаковка и подача – это очень важно!

• Найти хорошую курьерскую службу при модели «Доставка на дом». Мы работали со многими компаниями, проблем хватало. Курьеры – это лицо компании перед покупателем, и их работа влияет на то, как покупатели воспринимают бренд.

https://www.youtube.com/watch?v=TfrdGjQHduQ

Пельмешка – готовим с любовью

5 полезных инструментов для вашего бизнеса от Бизнес.Ру:

Кристина Рудич, «Бизнес.ру»

Три месяца бухгалтерского, кадрового учета и юридического сопровождения БЕСПЛАТНО. Торопитесь оставить заявку, предложение ограничено.

Источник: https://www.business.ru/article/1234-istoriya-provala-pochemu-progorel-uspeshnyy-pelmennyy-biznes

Как сделать бизнес на пельменях? ОПЫТ

История провала: почему прогорел успешный пельменный бизнес

О том, как человек, который никогда не собирался связывать свою жизнь с сельским хозяйством, наладил работу фермы и кафе, которые приносят 600 и 200 тысяч прибыли в месяц соответственно, сегодня в рубрике «Своё дело».

«Я и представить себе не мог, что когда-нибудь буду всерьез заниматься сельским хозяйством», — говорит Максим Попов.

В 90-е годы, пишет РБК, Попов работал в конструкторском бюро «Туполев», где собирал макеты самолетов. При этом мечты были о работе барменом. После того, как мужчина побывал на кухне одного из московских ресторанов, где работала его сестра, он решил, что пора воплотить мечту в жизнь.

«Общепит засасывает мгновенно: как только я попал в эту сферу, сразу понял, что надолго», — вспоминает Попов.

После этого сегодняшний производитель пельменей работал барменом в ресторане отеля «Националь» и клубе «Четыре комнаты». Попов быстро сделал карьеру и стал управляющим в японском ресторане «Сейджи», затем — «Башне 2000». В конце 2000-х он присоединился к команде Ginza Project: открывал рестораны Buono, «Такаса», караоке «Трубадур» и зал «Романтик» в гостинице «Украина».

В 2011 году Максиму Попову поступило предложение возглавить подконтрольный правительству Москвы Даниловский рынок: поднять ценность актива перед продажей частному инвестору.

«Рынок должен был превратиться в аналог современного европейского маркета — это был совершенно новый для России формат, — вспоминает Попов. — Мы изменили все: внешний вид, внутренние правила, экономику — да так, что город просто не поверил первым результатам».

По словам Попова, за первый же год выручка рынка выросла на 40%. Правда, по данным СПАРК, выручка АО «Даниловский рынок» в 2011 году была 106 млн руб., а в 2012-м — 121 млн руб., в 2013-м — 120 млн руб.

В марте 2015 года рынок выкупили старые знакомые Попова — 425 млн руб. за актив отдало ООО «Эксперт-Юнион» — структура, близкая к ресторанной группе Ginza Project. По условиям сделки Ginza должна была вложить еще не менее 800 млн руб. в реконструкцию рынка и превратить его в аналог мадридского Mercado San Miguel.

Фермерская судьба

Еще в 2009 году заместитель Попова Марина Хван купила 2 га земли и дом в Рязанской области.

«Тогда никто из нас и не думал превращать это в бизнес», — уверяет Максим.

Однако спрос на фермерские продукты натолкнул его на мысль о собственной ферме.

В 2014 году Попов и семья Хван арендовали еще 70 га земли сроком на 20 лет рядом с уже имевшимся участком и зарегистрировали крестьянско-фермерское хозяйство «Честная ферма». Главой КФХ стала Марина Хван.

Аренда участка обходится всего в 8 тыс. руб. в год, но такая льготная цена действует, только если арендатор занимается сельским хозяйством.

Первое, что сделали новоиспеченные фермеры – оборудовали птичники и пастбища для вольного выгула скота, построили бойню.

«Опыта на старте не было, приходилось искать информацию в интернете, просить советов и помощи у знакомых. Мы учились на собственных ошибках», — вспоминает Попов.

Например, одна из первых партий птицы (около 1 тыс. голов) погибла из-за неправильно выбранного температурного режима в птичнике. Сейчас на «Честной ферме» 6 тыс.

голов птицы — кур, гусей, цесарок, перепелов и индеек, 80 быков и несколько десятков коров и коз для дойки. На ферме работает 11 человек: пастухи, ветеринары, забойщики.

Хозяйством руководит Марина вместе с мужем, Максим отвечает за реализацию продуктов.

Для того, чтобы официально продавать мясо и птицу, хозяйству нужно пройти двухступенчатую сертификацию: сначала всех животных и птиц проверяют ветеринары на территории хозяйства, после забоя мясо снова проходит контроль на территории фермы или в точке продаж.

Попов оценивает, что в среднем на развитие фермы вложено около 15 млн. рублей, из которых примерно 8 миллионов инвестировала семья Хван. Около 2,3 млн руб. из этой суммы — кредиты, остальное — собственные накопления. За государственной поддержкой и грантами предприниматели не обращались.

«Нужно отчитываться за каждый чих, а эффект на выходе не велик», — объясняет Попов.

Организовать продажи помогли связи: Попов арендовал точку 4 кв. м за 35 тыс. руб. в месяц на Даниловском рынке. Разместил там холодильник и прилавок:

«Рынок — это не магазин, здесь нужно наработать покупателя. Нам в этом плане повезло: нас уже знали и торговцы, и постоянные посетители».

Одной точки продаж недостаточно для того, чтобы обеспечить работу фермы. Попов это понимал и решил нарабатывать сеть контрагентов: обращался к знакомым рестораторам, предлагал свою продукцию магазинам.

«Нужно довольно много времени, чтобы убедить закупщиков в надежности новой для рынка марки, поэтому мы продаем мясо и яйца через собственные точки и поставляем в небольшие сети как no name — под брендом самих магазинов-закупщиков», — говорит Попов.

Сегодня хозяйство поставляет мясо и птицу также на ярмарку в «Мега Химки», организованную фермерским кооперативом LaaLaa, в три московских магазина и три ресторана, а с осени планирует открывать точку еще на одном из столичных рынков и поставлять продукты в гастрономический центр Eataly (откроется в Москве в 2016 году).

Самый популярный товар  – мясо птицы, в месяц его продается около 3 тонн, говядины продается в среднем на тонну меньше. Половина товара продается в павильоне на Даниловском рынке (там уже четыре холодильника), 20% поставляется в рестораны, остальные 30% уходят на реализацию в магазины и частным клиентам.

«Супермаркеты — это пока не наше поле, — говорит Максим. — Мы бы и рады взорвать рынок предложением «цыпленок по 5 руб.», но корма, которые мы используем, стоят больших денег и постоянно дорожают — за прошлый год они поднялись в цене на 25%».

Килограмм курятины от «Честной фермы» стоит на полке 450 руб., говяжья вырезка — 1,3 тыс. руб., фарш — 550 руб.

Конкурировать с другими фермерами помогает наличие сертификатов и возможность расчета безналом.

«Мы готовы вести цивилизованный бизнес, а это редкость для сельскохозяйственного рынка», — уверяет Попов.

Два месяца назад «Честный фермер» запустил интернет-магазин фермы и организовал собственную курьерскую службу с автопарком из трех машин. Пока что через этот канал компания получает 120–160 заказов в месяц со средним чеком 4,5–5 тыс. руб. Чтобы повысить интерес частных покупателей к своему бренду, предприниматели решили развивать фермерский туризм.

На территории  хозяйства открыта «гастроточка» — место, в котором можно узнать все о работе хозяйства и попробовать продукты, но пока ей пользуются в основном местные жители.

«Из Москвы к нам добираться 4,5 часа, поэтому мы планируем расширить инфраструктуру, чтобы люди смогли остаться на ферме на выходные», — объясняет Максим.

По его словам, на окупаемость хозяйство вышло примерно через год работы, сейчас ежемесячная выручка хозяйства составляет 3 млн руб., прибыль достигает 20%.

Пельмени – всему голова

Идею бизнеса «на пельменях» Попову подсказал знакомый шеф-повар одного из японских ресторанов Москвы.

«Содержать в ресторане специального человека, который будет лепить пельмени, невыгодно, нужно заказывать их со стороны, — рассуждает Попов. — Но, если речь о ресторане класса люкс, в качестве мяса и теста и в честности самого поставщика нужно быть уверенным».

Предпринимателю снова помогли связи на ресторанном рынке: закупать пельмени у Попова выразили готовность представители сразу нескольких кафе. К команде присоединился шеф-повар японского ресторана Zuma Владимир Ким. Вместе с ним и Мариной Хван Попов в марте 2015 года начал поставлять пельмени в несколько московских ресторанов, а в июне того же года открыл собственную пельменную.

Кафе располагается на 16 кв. м на фудкорте внутри Даниловского рынка. Место выбрано не случайно — те, кто предпочитает рынок супермаркету, готовы платить за домашние фермерские товары.

«В магазине процесс покупки чисто механический: прибежал, схватил пластиковую упаковку, убежал. Рынок — это история для тех, кто с продуктом на «ты»: здесь можно трогать, нюхать, пробовать. Это и есть наша целевая аудитория», — говорит Максим.

Новый проект получил название «#Пропельмени» — хэштег в названии призван помочь продвижению пельменной в соцсетях.

На открытие пельменного кафе было потрачено всего 800 тысяч рублей: помещение уже было отремонтировано, столики и стулья на фудкорте предпринимателям предоставил рынок, им оставалось только оформить по своему вкусу интерьер и витрину. Основная часть средств ушла на закупку оборудования (аппаратов для варки пельменей, фритюра и аренду кофе-машины) и сырья для приготовления первой партии пельменей (300 кг).

Попов арендовал цех в Москве, где 7 человек лепят пельмени вручную. Готовый продукт замораживают и отправляют в точки продаж: собственную пельменную, несколько ресторанов, кафе и магазинов. Большинство контрагентов хитрят, делится Попов: магазины продают пельмени под собственной торговой маркой, а в ресторанах заверяют посетителей, что лепят их вручную у себя на кухне.

«Конечно, гостю приятнее думать, что все блюда приготовлены прямо здесь и сейчас, поэтому им и рассказывают истории про тетю Машу, которая уже много лет именно в этом ресторане ручками лепит каждую порцию пельменей», — смеется Максим.

Есть среди партнеров компании и несколько магазинов, которые продают пельмени под торговой маркой «Честной фермы» — среди них, например, «Овощи, фрукты и другие продукты» на Патриарших прудах (проект Ginza Project) и «Точка» в Калашном переулке.

Основные ингредиенты для пельменей — говядина и яйца для теста — поставляются с «Честной фермы», свинину и баранину Попов закупает у фермеров по соседству.

«Это очень интересная связка производства и розницы — нам удается контролировать качество на каждом этапе производства и значительно экономить на закупках, — считает Максим. — Если бы не было этой синергии, проект бы не случился».

При этом конкуренты в ресторанном бизнесе Попову откровенно завидуют.

«Имея одно заведение, ты не можешь позволить себе ферму, но имея ферму — можешь обеспечивать продукцией сразу несколько ресторанов. Думаю, каждый ресторатор в том или ином виде мечтает об этом», — говорит основатель пельменной «Лепим и варим» Николай Сердотецкий.

В месяц компания Попова производит около 3,5 т полуфабрикатов. 800–1000 кг продается в пельменной на Даниловском рынке, остальное уходит на реализацию в магазины и рестораны.

Интересно то, что точку на Даниловском рынке Максим Попов открывал как «пельменный шоу-рум»: предполагал, что посетители будут приходить за замороженными пельменями и заодно пробовать разные виды продукта, чтобы было проще определиться с выбором. Так и получилось — сейчас 70% продаж приходится на замороженную продукцию.

В ассортименте «#Пропельменей» не только классические пельмени: компания производит вареники, хинкали, манты, дим-самы (китайские пельмени), гедза (японские пельмени), квари (грузинские вареники с сыром). Но самым большим спросом пользуется классика: 75% продаж составляют пельмени и вареники.

«В России китайские и японские пельмени — вещи не очень популярные: никто толком не знает, как их варить и с чем есть, — говорит Попов. — Мы пытаемся исправить ситуацию: снимаем и выкладываем на своих страницах в соцсетях образовательные ролики на эту тему».

По словам Попова, весной 2016 года в проект вошел стратегический инвестор, которому владельцы отдали основную долю компании взамен на дальнейшее финансирование проекта — до октября в масштабирование бизнеса будет вложено 10 млн руб.

Имя инвестора Максим не раскрывает, но, по данным СПАРК, в мае 2016 года в каждом из трех юридических лиц сменились собственники: по 42,5% в каждом из трех юридических лиц получили Александр Кабанов (владеет строительными компаниями «Инвестправо» и «Дис») и Алексей Тихонов (собственник IT-компании «ЭТЖТ»), Попов, Хван и Ким остались миноритариями.

Производство пельменей пока приносит убытки, признает Попов, и работает за счет инвестиционных средств. Вывести проект в прибыль планируется к октябрю нынешнего года: для этого нужно увеличить объем продаж с 3,5 до 10 т пельменей в месяц.

«Мы недавно перевезли цех на Кутузовский проспект, увеличив площадь с 60 до 300 кв. м. За несколько месяцев планируем набрать обороты», — объясняет Максим.

Зато вот в «#Пропельменях» на Даниловском рынке дела идут хорошо: точка приносит 0,8–1 млн руб. выручки в месяц, рентабельность по чистой прибыли составляет 20%.

Пельмени здесь не из дешевых: порция готового продукта (100 г) стоит 120–160 руб., 1 кг полуфабриката можно купить в павильоне за 450–800 руб. Средний чек составляет 300 руб.

По будням в пельменную заходит 80–120 человек, на выходных бывает до 250 клиентов.

Пельмени в цифрах

19 пельменных работает в Москве

175 млрд руб. — объем рынка общественного питания в Москве за 2015 год

15 млн руб. вложено в создание «Честной фермы»

6 тыс. голов птицы и 80 быков насчитывает хозяйство «Честной фермы»

5 т мяса и птицы производит ферма в месяц

3,5 т пельменей выпускает московский цех «#Пропельменей»

Аудитория «#Пропельмени» — это небольшой костяк постоянных посетителей дорогих московских рынков.

«Мы полностью прозрачны — каждый наш покупатель может приехать на ферму, посмотреть, из чего, кем и по каким технологиям наши пельмени готовятся», — говорит Попов.

В ближайших планах Максима Попова — открыть новую пельменную на одном из рынков Москвы (предположительно на Велозаводском или Усачевском) и запустить стрит-формат.

Источник: https://ekb.dk.ru/news/kak-ob-edinit-fermu-i-uvazhaemuyu-v-stolitse-pelmennuyu-opyt-237037085

Бизнес «на глазок», или Как я профакапила дело своей мечты

История провала: почему прогорел успешный пельменный бизнес

В далеком 2012 я впервые попробовала себя в бизнесе – открыла магазин для неформалов, который проработал в офлайне меньше месяца. Кредит после этой авантюры выплачивала еще 3 года 🙁

Я допустила все ошибки, какие только возможно. С тем подходом дело было обречено на провал, но мне до сих пор больно.

Опытные предприниматели, наверняка, посмеются над моими факапами. А вот новичкам, которые прямо сейчас горят идеей и готовы поставить на нее все, моя история разобьет розовые очки и поможет посмотреть на свои планы более критично.

Небольшая предыстория

В ноябре 2012 мы с подругой активно искали идею. Классика жанра – микробизнес без больших вложений. Тогда я набрела в интернете на ребят из Казани, которые продавали лучно-арбалетные тиры «под ключ». Позиционировалось это как франшиза, но на самом деле – набор оборудования с примерным бизнес-планом и документацией.

Мы ухватились за эту идею, открыли ИП и попробовали пробиться со своим тиром в несколько московских парков. Тендеры проиграли, а в одном из городов Подмосковья нам вообще предложили закупить оборудование, поставить его на баланс парка (подарить?), а самим оформиться к ним наемными рабочими.

Первый провал расстроил, но мы не сдались – посидели, подумали и в тот же день решили открывать магазин рок-атрибутики. Да-да, микробизнес без вложений превратился в глобальный проект, только мы тогда этого не понимали.

Все произошло очень быстро – дня через 3 мы выбрали помещение, а еще через день я уже взяла в кредит 200 тыс. рублей – обычный потреб с соответствующими процентами. О том, что этого мало для полноценного магазина, мы тогда не думали.

Еще неделя ушла на то, чтобы создать на 16 кв. м. в торговом центре «неформальную» атмосферу. 7 марта точка открыла свои двери для первых посетителей. А в начале апреля мы уже вывозили витрины и товар на квартиру подруги, и вот почему.

Не считали цифры

Маржинальность, чистая прибыль, финансовая модель, точка безубыточности – об этом мы вообще не думали. Просто знали, что есть 200 тыс. Из них – 60 на аренду за 1,5 месяца; еще около 100 – на закупку товара; остальное по мелочи – ремонт, вывеска, мебель, листовки и крыс Харди для атмосферы. Сейчас даже точно не скажу, куда сколько ушло – мы не вели учета.

Что я поняла. Избежать провала помог бы финансовый план с учетом денег на аренду и закупки хотя бы на полгода. Он показал бы, что с капиталом в 200 тыс. рублей запустить магазин в таком формате не получится. А дальше варианты – искать новую идею, менять формат и пытаться уложиться в бюджет.

Сейчас я понимаю, что к атмосферному магазину своей мечты можно было прийти постепенно – начать с малого, собрать аудиторию, нарастить оборот. Но тогда хотелось всего и сразу 🙂

Не планировали дальше первого месяца

Главное – открыться. За месяц мы обязательно заработаем на оплату аренды за следующий, а там, как попрет… Не заработали, не поперло. Через 3 недели стало очевидно, что аренду платить нечем – в кассе было что-то около 20 тыс., а надо в два раза больше. Мы начали судорожно искать новое помещение, но так и не нашли.

Что я поняла. Отказавшись от полноценного помещения за 40 тыс. в месяц в пользу островка в 4 кв. м. за 12 тыс., мы могли бы спасти продажи и весь проект. Там не вышло бы той атмосферы, но зато он был на пути основного трафика. Заложенных на аренду 60 тыс. хватило бы на 5 месяцев, да и небольшой ассортимент не выглядел бы на 4 квадратах так скудно, как на 16.

Принимали поспешные решения

Мы все делали очень быстро. За 3 дня выбрали помещение по принципу «удобно добираться», за пару часов нашли поставщика с не самыми оптовыми ценами, за час оформили кредит. И все это в эйфории и розовых очках – как здорово и удачно все складывается!

Что я поняла. Не стоит идти на компромиссы и соглашаться на неподходящие условия для ускорения запуска. Нужно было искать помещение месяц, два, три – пока не найдется что-то подходящее в районах с целевой аудиторией.

Хотя, в этой нише она не делится по региональному признаку, в Москве есть гораздо более удачные места для магазина рок-атрибутики, чем торговый центр электроники на окраине. Любой вариант рядом с концертной площадкой подошел бы лучше.

Аналогично с поставщиком – уделив больше времени поискам, можно было найти оптовика, например, с низкими ценами или отсрочкой оплаты.

Не анализировали аудиторию

Зачем, если мы сами неформалы и, казалось бы, знаем и чувствуем своего клиента? Поэтому мы просто приехали на оптовый склад и набрали всего, что понравилось самим.

Мы не планировали ассортимент, не думали о том, какие товары будут привлекать людей, а какие – формировать основную прибыль.

Да у нас и не было маржинальных товаров – обуви, кожаной одежды, косух – нашего бюджета хватило бы максимум на 20–40 кожаных курток.

Продвигая проекты в интернете, мы узнаём все о потребностях и предпочтениях целевой аудитории.Подробнее

Что я поняла. Планировать закупки по принципу «мне нравится, берем» – плохая идея, даже если ты – ЦА. Разумнее было собрать ассортиментную матрицу из каталогов поставщика и скрупулезно проверить спрос. Хотя бы пробить через «Вордстат», узнать, что вообще ищут люди.

Учитывая, что основу ассортимента составляли футболки, спрос был сильно завязан на популярность музыкальных групп. Посмотрев, атрибутику каких коллективов больше ищут в интернете, мы подобрали бы более востребованный товар.

Игнорировали интернет-маркетинг

Сначала вообще не планировали привлекать покупателей из интернета. Единственное, что сделали – запустили группу «ВКонтакте», чтобы позвать людей на открытие. Казалось, этого достаточно – дальше заработает сарафанное радио. Особую надежду возлагали на аудиторию точек с музыкальными инструментами и аниме-атрибутикой, рядом с которыми решили открываться.

Когда поняли, что сами люди не появятся, стали раздавать листовки у метро и на рок-концертах. Выхлоп это давало слабый. Аудитория узкая. Вероятность того, что у метро листовка попадет в руки ЦА, была ничтожно мала. А потенциальным покупателям, которых много на концертах, проще поехать в проверенный магазин в центре, чем тащиться на окраину.

В конце концов, все-таки заказали сайт у фрилансеров на самописном движке. О том, что это такое и почему это ад, я рассказывала в книге «Как сделать сайт самому: пошаговое руководство для гуманитариев».

Даже для того времени в сайте было «прекрасно» все – дизайн, юзабилити, контент. Тем не менее, это было, пожалуй, самое удачное решение за все время существования проекта.

Даже через полгода после закрытия офлайн-точки, с него продолжали приходить заказы – редкие, не более 10 в месяц, но они были. При том, что мы только периодически публиковали интересные для аудитории новости и статьи.

Больше не делали ничего. Да, контент-маркетинг тогда уже работал 😉

Что я поняла. Учитывая, как в эти 7 лет развивался интернет, надо было делать ставку на него. От офлайн-точки вообще можно было отказаться – максимум открыть маленький шоу-рум с минимальной арендой. Половину бюджета вложить в интернет – нормальный сайт, SMM, таргет, контекст. И ориентироваться на регионы, потому что именно оттуда мы получали 90 % заказов с сайта.

Что я вынесла из этой истории

За эти и другие ошибки я еще долго расплачивалась деньгами и нервами. День, когда я внесла последний платеж по кредиту, стал настоящим праздником, до сих пор отмечаем 🙂

Но самое главное – это опыт, который я вынесла из этого провала:

  • Если вам кажется, что бизнес – это просто, знайте – вам действительно кажется. Это сложно и это всегда риск.
  • Бизнес-план и финансовая модель – не просто слова. Это необходимость и способ минимизировать вероятность провала. Часто еще на этом этапе можно понять, что так работать не будет.
  • Маркетинг – основа. На любое решение в бизнесе нужно смотреть через его призму, будь то выбор помещения или закупки.
  • Неожиданно – делать бизнес с друзьями можно, но все зависит от людей и взаимоотношений. Мы с подругой прогорели, потеряли деньги и еще долго расплачивались за все это, но на дружеские отношения это не повлияло никак.
  • Сначала цифры, логика и здравый смысл, потом уже эмоции. У нас было наоборот, ничего хорошего из этого не получилось.

Источник: https://texterra.ru/blog/biznes-na-glazok-ili-kak-ya-profakapila-delo-svoey-mechty.html

Из князи в грязи и обратно: как бизнесмены встают на ноги после разорения

История провала: почему прогорел успешный пельменный бизнес

Пережившие разорение бизнесмены рассказали «Снобу» о том, как раздать миллионные долги, не опустить руки после неудачи и что делать, если из-за ошибки налоговой потерян весь оборотный капитал

Марк Залуцкий, 32 года, Иркутск

Фото из личного архива

К разорению меня привел мой самый крупный бизнес — биржевая торговля. Мы тогда работали на два региона: в Улан-Удэ находился офис, а в Иркутске — два частных трейдера. Инвестиций у нас было порядка миллиарда рублей, все от частных лиц. Среднюю ставку по прибыльности давали в районе 12–15 процентов в месяц.

В 2013–2014 годах по нам очень сильно ударил кризис. Мы торговали исключительно на паре евро-доллар. Евро тогда поднялся до ста, доллар — до восьмидесяти рублей, но затем все начало снижаться. Тогда и оказалось, что наша стратегия торговли не совпадала с ростом. Мы потеряли все деньги, которые имели в обороте.

На бирже я торговал три года, а из долговой ямы потом вылезал около двух лет

Но мое разорение было связано не только с тем, что я потерял вложенные мной деньги. Под свою личную гарантию я привлек в это дело нескольких близких людей — отца и его товарищей. Я гарантировал им если не рост, то хотя бы возврат денег.

Чтобы не ударить в грязь лицом перед этими людьми, я был обязан в кратчайшие сроки после разорения вернуть тот депозит, который они положили на счет. Это стало большой нагрузкой для меня, но все деньги — порядка десяти миллионов — я вернул. Часть занял у физических лиц под высокие проценты, часть взял из своих накоплений.

Пришлось брать кредиты. На бирже я торговал три года, а из долговой ямы потом вылезал около двух лет.

После разорения я опустился «из князи в грязи». Уровень жизни, который был у меня до кризиса, просто несопоставим с тем, что стало после. Когда привыкаешь к чему-то хорошему, очень трудно потом от этого отвыкать.

Сейчас мой бизнес связан с сельскохозяйственными удобрениями. Изначально у меня был договор с белорусским заводом: я продавал их продукцию. Работал на голом энтузиазме и не знал, что из этого получится. Но в первый же год торговли я продал удобрений больше, чем сам завод, который занимался этим почти 10 лет.

Банкротство и разорение — не конец света. Мы начинаем что-то новое и уже ничего не боимся

Так получилось из-за того, что у белорусов был очень жадный директор. Когда он украл одного моего клиента, мы с ним перестали общаться, а позже даже судились. Из-за этого конфликта я решил перейти от продажи удобрений к их производству.

Основной состав продукта я знал, но не мог начать производить по той же технологии, что и белорусы: рецептура была запатентована. Я привлек химиков, мы внесли изменения в состав, улучшили свойства продукта.

Сейчас моя компания работает с большими сельскохозяйственными предприятиями восточной части России.

Банкротство и разорение — не конец света. Я думаю, лучшее — впереди. Мы начинаем что-то новое и ничего не боимся. Просто учитываем прежний опыт, помним об ошибках и стараемся их больше не совершать.

«Казалось, что во мне есть какой-то дефект, из-за которого я не справилась»

Юлия Деген, 42 года, Москва

Фото из личного архива

Когда я жила в Белоруссии, у меня была своя студия видеодизайна. Я открыла ее, чтобы помогать знакомому дизайнеру продавать его работы. Этот бизнес не приносил много денег. Фактически мы начали как фрилансеры, очень долго не решались поднять цены. Потом стали набирать людей, открыли ООО, получили неплохой постоянный заказ — передачу для телеканала. На этом держались какое-то время.

Когда мы лишились этого проекта, пришлось работать с нерегулярными заказами — презентационными фильмами, видеороликами. Их было много осенью, немного весной, а в остальное время студия оставалась без работы.

Тогда мы и поняли, что абсолютно не умеем планировать и строить бизнес в таких условиях. Пытались демпинговать, чтобы получить клиентов, но денег все равно не хватало. Затем наступил первый кризис.

В команде испортились отношения, люди ушли.

Я влезла в огромные долги, а завершил дело кризис 2008 года. Моя жизнь кардинально изменилась: распалась моя семья, я ужасно устала и была в отчаянии

Я не опустила руки и решила восстановить компанию. Мне почти удалось: набрала новую команду, отдала долги, мы вышли на хороших заказчиков из Москвы. В частности, делали графику для фильма «Запрещенная реальность» и «Тунгусский метеорит».

Однако мы выставили белорусские цены за работу, и в этом была главная ошибка. Я думала, что наши люди будут стоить дешевле, и поэтому мы сможем конкурировать ценой. Но качество от нас требовалось московское — обычные специалисты не подошли.

Пришлось нанимать тех, которые стоили как москвичи.

Все это привело к тому, что я влезла в огромные долги. Завершил дело кризис 2008 года, когда работы не было даже у наших постоянных клиентов.

В то время моя жизнь кардинально изменилась: распалась моя семья, я ужасно устала и была в отчаянии, перестала верить в себя. Мне казалось, что во мне есть какой-то дефект, из-за которого я не справилась, винила во всем себя.

Даже не могла спокойно смотреть чужие видеоролики — мне становилось просто физически плохо.

Чтобы отдать все долги, мне понадобилось около трех лет. Пришлось переехать в Москву и устроиться в одну из местных студий видеодизайна. Трудно было перестать мыслить как собственник и перейти к мышлению менеджера среднего звена, но в конце концов мне это удалось.

От страха снова разориться я не могла избавиться долгие годы. Однако именно он научил меня эффективно планировать работу, бюджеты, сроки, успешно конкурировать на рынке видеодизайна

Сейчас я понимаю, что именно стабильная зарплата дала мне возможность передохнуть, подумать о том, чего я хочу. На новой работе я встретила своего нынешнего мужа. Он помог мне преодолеть творческий кризис, выгорание, неверие в себя. Вместе с ним мы открыли компанию «Чингис», сейчас она в лидерах на российском рынке VR.

Всеми деньгами в этом проекте распоряжался муж, а у него не было такого негативного опыта, как у меня. Помню, в начале мне даже было страшно от его смелости. Затем я уже сама открыла проект «Хирокама», который занимается созданием креативных визиток. Пока что дело движется очень трудно, но мне нравится им заниматься.

От страха снова разориться я не могла избавиться долгие годы. Однако именно он научил меня эффективно планировать работу, бюджеты, сроки, успешно конкурировать на рынке видеодизайна. Сейчас я представляю себе бизнес как очень сложную игру, которую трудно пройти до конца за одну игровую жизнь. Иногда нужно начинать заново и понимать, что ты заходишь в эту игру без всяких гарантий.

«Мы потеряли все деньги и стали жить на суммы, близкие к минимальной зарплате»

Георгий, 39 лет, Новосибирск

У нас был онлайн-магазин товаров для здоровья и биодобавок. Огромный ассортимент, рассылка по всему СНГ. Люди спрашивали, не собираемся ли мы открывать точку офлайн-продаж. Таких писем было много, и мы решили попробовать.

Нашли хорошее место, недалеко от метро и центра. Набрали товар, оплатили аренду, сделали ремонт. Но клиент не пошел. Мы консультировались с опытными бизнесменами, все говорили: «Открывайтесь». Однако аудитория онлайн-магазина никак не хотела идти в офлайн.

Мы рекламировали себя через сайт, пробовали расклеивать объявления на соседних домах. Все бесполезно. Но мы не собирались сдаваться и планировали раскручивать точку дальше. Крест на всем бизнесе поставила налоговая.

Когда мы открыли точку, нам добавили вмененное налогообложение за торговую площадь. Однако какой-то некомпетентный инспектор вдруг обнаружил, что мы не платили вмененный налог за всё предыдущее время существования онлайн-магазина.

А мы и не должны были его платить — торгового помещения у нас тогда не было! Из-за ошибки клерка нам закрыли счет. Будучи и так в серьезном минусе, мы потеряли возможность платить оптовым продавцам и принимать деньги от покупателей.

После этого случая я понял: налоговая инспекция может лишить вас доступа к собственным деньгам без какого-то нарушения — просто по ошибке или безалаберности

Счет был арестован на срок более месяца, до окончания проверки. Но проверка не проводилась, всем и так было ясно: это ошибка налоговой. Однако в силу какой-то внутренней неповоротливости налоговая не могла разблокировать наш счет быстрее.

Мы потеряли весь оборотный капитал на штрафах, аренде и простое. Клиенты быстро ушли к конкурентам, и даже онлайн-магазин с лидирующих позиций скатился далеко за первую двадцатку. Тогда мы потеряли реально все деньги и стали жить бедно — на суммы, близкие к минимальной зарплате.

Однако не взяли ни одного кредита.

Какое-то время после той неудачи у меня были другие проекты с другими партнерами, но уже менее успешные. Ни один из них так и не вышел на самоокупаемость. Ну а что делать, бизнес — это риск.

После случая с тем разорением я понял: налоговая инспекция может лишить вас доступа к собственным деньгам без какого-то нарушения — просто по ошибке или безалаберности.

Поэтому я всегда говорю: если открываешь свой бизнес, нужно держать с партнером раздельные счета. Налоговая арестует один — вы сможете работать со вторым.

По натуре я не предприниматель, а исследователь. Мне не так интересно зарабатывать деньги, как развивать какую-то перспективную идею. Например, сейчас мы в составе интернациональной команды разрабатываем искусственный интеллект для сферы здравоохранения.

Близкие никогда не упрекали меня за неудачи. Я же разорился не из-за алкоголизма, неумения строить общение или каких-то других личных проблем. Я адекватный человек и в состоянии предвидеть все известные риски. В чем меня упрекать? В том, что возникла неизвестная ранее проблема или открылись непредсказуемые обстоятельства? Адекватные люди, как моя семья, этого делать, конечно, не будут.

«За год у меня провалилось пять идей в разных нишах»

Константин Фримен, 25 лет, Рязань

Фото из личного архива

Основной доход мне приносит интернет-маркетинг, но как-то пришла идея открыть свой бизнес. Получилось все просто: заказал в интернете коврики для автомобиля, мне их привезли, продукт понравился. Я подумал: товар хороший, машин в регионе много, надо попробовать. Стал продумывать стратегию вывода ковриков на рязанский рынок, связался с поставщиками, дал хорошую рекламу.

Однако составленный мной бизнес-проект оказался неудачным. Я думал, что в Рязани все должно пойти хорошо, но просчитался с некоторыми моментами. Главное — с региональным менталитетом.

В Москве люди гораздо чаще заказывают что-то через интернет, а в регионах покупают либо на AliExpress, либо в брендовых магазинах, которые дают стопроцентную гарантию.

У нас же система работала по предоплате, а ее давать никто не хотел.

В регионе к тому же очень консервативная аудитория автомобилистов, интернет проходит мимо них. Где они стабильно сидят, так это в «Одноклассниках». Я думал, что кому-то из них мы все же сумеем продать хотя бы один комплект ковриков  — пусть даже по демпинговой цене, а потом пойдет сарафанное радио. Этот план оказался неверным: радио не пошло, затея прогорела.

Я не очень много вложил в этот бизнес  — порядка тридцати тысяч рублей, — но прибыли не получилось. Издержки покрыл доход от продажи сайта-дублера — это была копия моего сайта, но сделанная под другой регион.

Прогореть снова я не боюсь: и так знаю, что из десяти начинаний только два окажутся успешными

Когда я почувствовал, что бизнес не пошел, было очень обидно. Затея с ковриками — всего лишь один из многих моих провалов, за тот год у меня провалилось пять идей в разных нишах. Однако я не драматизирую, ведь любой провал — это на самом деле положительный опыт. Я получил знания и в планировании, и в выводе продукта на рынок.

Если рассматривать проект с ковриками как бизнес — это был фейл. А если как возможность себя пропиарить и войти в тусовку бизнесменов — удача. Это дело принесло мне много полезных знакомств. Прогореть снова я не боюсь: и так знаю, что из десяти начинаний только два окажутся успешными.

Сейчас, например, мы с моими знакомыми собираемся придумывать свой бренд и продвигать автохимию: покрытия, уходовые средства для кузова.

Еще у меня есть стабильный бизнес по ремонту компьютеров — его я начал сразу после ковриков.

Нашел людей, которые занимались починкой, какое-то время тестировал их на порядочность — подсылал своих знакомых в качестве клиентов. Вот года полтора работаем, пока все хорошо.

Я вообще человек очень аккуратный, на рискованные мероприятия с большими суммами не иду. Поэтому и очень больших неудач у меня не было. Но жена все равно с осторожностью относится к тому, что я делаю.

Когда нужно было отказаться от стабильной работы на дядю и открыть свое дело, она просила меня хорошо подумать.

Каждый раз, когда я прихожу домой и говорю: «Есть идея, и какая-то сумма из нашего семейного бюджета уйдет на попытку ее воплотить», жена, конечно, относится к таким заявлениям с осторожностью. Но куда она денется?

Источник: https://snob.ru/entry/154948

Как я открыл свой бизнес и прогорел – реальная история неудачи в бизнесе по продаже автомобильных ковриков

История провала: почему прогорел успешный пельменный бизнес

Перед тем, как я начну рассказывать о “последнем вздохе” этого проекта и тех надеждах, которые я на него возлагал, об итогах, которые можно было бы подвести, нужно упомянуть (для тех, кто ранее не был знаком с ходом проекта), что я изначально брал бизнес с минимальными вложениями, с простой схемой извлечения прибыли и без каких-либо отягчающих факторов. В народе это называется “по-быстрому срубить бабла”. Никаких полулегальных схем, непонятных телодвижений и налюбилова. Купил в одном месте, продал в другом с наценкой – типичный российский бизнес.

Для тех, кто реально не в курсе событий, было уже 20 текстовых постов и 6 видео про этот бизнес проект, весь материал доступен в соответствующем разделе сайта: идея малого бизнеса по продаже автоковриков в Рязани

Какой был “последний вздох”

Как я уже говорил в предыдущей записи, пост в ВК. Причем изначально я подготовился, а время на подготовку появилось по совершенно незапланированному стечению обстоятельств.

Админ группы ВК, в которую должна была идти реклама, просто забыл о наших договоренностях по поводу рекламы.

После раздумий решил, что мне же лучше и подготовил группу в ВК, с которой и делался рекламный пост, ушедший в то самое тематическое сообщество ПУВР.

Кстати, в предыдущей статье я рассказывал как создать эффективный интернет-магазин с нуля (не такой уж и эффективный, но все формальные признаки “успешности” были соблюдены….)

Для того, чтобы группа выглядела более живой, я начал наполнять ее информацией и немного накрутил подписчиков (кто ж без греха?!):

После того, как группа была допилена до более-менее живого состояния, я даже запустил таргет на пост (всего на 40 рублей, аудиторией выбрал ту же группу, в которой на следующее утро шел пост) и уже тогда несколько человек заинтересовались коврами.

К утречку 9 марта подъехала моя рекламная запись в группу:

Как обычно, лайков было немного, а в комментарии, как это часто бывает, подвалили эксперты всех мастей и сословий.

Какие были результаты последнего рекламного хода

57 человек пожаловали к нам на сайт:

Еще 134 человека посетили нашу группу:

Это было значительно хуже, нежели тот эффект, который создался самым первым рекламным постом, но здесь все было совсем не так. Здесь откровенную бомбежку вызвать никто не пытался (кроме картинки и игры на эмоциях).

Было конкретное предложение и конкретные варианты действий. Этот пост по сути составлял консолидированное мнение нескольких спецов-маркетологов, к которым я обратился за советом, которые предложили сделать все “по шаблону”. Так и сделали.

Эффектом я был доволен, но ни одна заявка на данный момент не превратилась к заказ.

Было 2 звонка на телефон (договорились перезвониться, но мала вероятность того, что это выйдет в заказ), была одна смс и 8 личных сообщений в ВК (некоторые из них писали на стену группы, в л/с я им писал сам).

Очень часто вопрос беседа с потенциальным заказчиком заканчивалась игнором с его стороны:

Такое поведение проявлялось сразу после упоминания про то, что заказ осуществляется по полной предоплате. Думается, что это и был главный фактор, мешающий переходу заявки в заказ. Люди просто не доверяют неизвестному человеку или компании свои деньги, и это нормально, особенно для небольших городов.

Особо внимательные люди могут обратить внимание, что диалог велся от лица девушки, которая и была администратором этого сообщества, ее профиль немного смахивал на фейк, но (!!!) люди же звонили на телефон и задавали вопросы! С каждым из потенциальных покупателей я проговорил не менее 3 минут лично, рассказав им всю интересующую их информацию.

Мне обещали перезвонить “в понедельник”, “попозже” и “как надумаю”.

Во-первых, люди не хотят заказывать по предоплате

Причем их не волнует, что ты честный, хороший и порядочный. В регионах мало кто согласен на предоплату, особенно если дело касается небольших покупок (парадокс!!!).

Объяснять людям, что есть сервисы безопасных сделок, которые удерживают деньги до момента выполнения работы или поставки (и вмешиваются в спор при нарушении первоначальных договоренностей, которые оформляются в письменном виде) – себе дороже + комиссия.

Да и сам факт того, что если человек переводит деньги кому-то на карту, то это элементарно отслеживается и, в случае, если его “кинули”, он может написать заявление в полицию, и возмездие наступит.

Люди хотят “пощупать товар”, прежде, чем оплачивать. С нашей же стороны это тоже выливается в проблему – человек заказывает товар, который делается под конкретное авто (под размеры конкретной марки и модели), и хорошо, если комплект будет стандартного черного цвета, а ведь многие хотят выпендриться…

Например вот такой коврик хотели на ауди а3 2015 года:

Мало того, что сама модель довольно редкая, в Рязани их вообще немного + такая расцветка понравится далеко не всем владельцам Ауди а3 даже если мы будем искать их по всей России.

И все таки заказать что-то по предоплате в Эльдорадо – это один вопрос, заказать что-то в компании Царские Ковры – это совершенно другое.

Во-вторых, этот бизнес не пошел из-за  того, что есть конкуренты, у которых есть производство

Это небольшой автосервис (скорее дитейлинг-центр), где они сами шьют эти коврики. Для них это не является основным родом занятий, скорее дополнение, но они вроде даже рекламируются в ВК по этим коврам.

Да, у них на 500 рублей дороже (после того, как я демпинганул цены, чтобы хоть чем-то зацепить), но у них есть клиентская база – это раз, у них можно пощупать все ручками – это два, у них сроки изготовления значительно быстрее – это три.

В-третьих, никто не знает что это за ковры и почему они правда такие хорошие

Люди даже приблизительно не понимают о чем речь. Причем, я предлагал встретиться и показать, но многие отказывались. Дело могло бы пойти по сарафанному радио, но даже админ ПУВР не смог его запустить….

Заниматься брендингом и развитием марки мне не хочется – уж больно мелкая маржа с продажи, да и спрос не такой лютый, чтобы эти ковры у нас скупали вагонами. Можно было бы расшириться на другие регионы, но запал к развитию проекта у меня уже закончился, есть другие проекты, они требуют внимания и вложения сил и средств, а выхлоп с них побольше в любом направлении.

Что будет дальше

Думаю, что продам сам сайт вместе с доменным именем (или без него) кому-нибудь из производителей этих ковров или ритейлеров, у которых дело уже налажено.

Я же не лохотрощик из разряда наших бизнес-тренеров или торгашей франшизами, чтобы продать это все под соусом готового и рабочего бизнеса.

Скорее всего я даже дам ссылку заинтересованным лицам, чтобы они имели представление о том, для чего все это было сделано (но это неточно), я же честный, за что меня и любят.

Проект переносится в архив, а все силы и средства пойдут на развитие проекта по ремонту компьютеров.

Источник: https://konstantin-freeman.ru/kak-ya-otkryl-svoy-biznes-i-progorel-re/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.